Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 162.

153 Владимир Ощепков 6 2 сентября. В полк приезжают офи- церы 62-й армии, что ведет бои в горо- де, что-то планируют. Завтра вечером наш полк должен переправиться в го- род, вступить в бой. Вот и наступила наша очередь. Тихо подступаем к низ- кому левому берегу великой реки Вол- ги. Рассредоточившись по ямкам и ку- стам, ждем катер. Обстрел. И надо же: первыми снарядами ранен командира полка Можейко. В командование всту- пает комиссар Степанов. А наш комбат молодец: всюду поспевает. Ему не нра- вится наш вялый командир роты. Объ- являет, что назначен командиром роты я – лейтенант Кустиков. Вот так дела! Что же остается? – Выполняю приказ, рота первой грузится на подошедший броневой катер. С нами комбат Лысен- ко и какой-то офицер из 62-й армии. Светло, как в хорошую лунную ночь: немцы пускают осветительные ракеты над рекой, обстреливают переправу изо всех видов оружия. Кружатся немецкие самолеты- разведчики – «рамы». Катер плавно отчаливает и направляется к ка- кому-то острову, а потом – к правому берегу. Падают и гулко рвутся немецкие снаряды. Жутко, но никуда не денешь- ся. С нашей стороны резко, оглуши- тельно рявкают орудия, бьют через реку по немецким позициям.

Пристали к  разбитому причалу на правом берегу. Мы выбегаем на него, а кругом сотни раненых – и на ногах, и на носилках. Их переправляют на ле- вый берег. Все ли доберутся: кругом разрывы, посвистывают пули… Бойцы, младшие командиры с минометами и снаряжением жмутся к обрывистому берегу, а нас, командиров рот, вызыва- ют в какой-то штаб. Он в глубокой нише вроде штольни прямо в берегу. Светит самодельная коптилка из гильзы сна- ряда. Нам разъясняют, где передовая, куда и как мы должны продвинуться и где занять оборону, сменить воюю- щих солдат. Но мало что стало ясно, вернее – ничего не ясно… Ко мне подхо- дит сержант из 193-й дивизии, говорит, что ему приказано показать нам пере- дний край. Тащим наверх минометы, мины. Все кругом перепахано бомбами и снарядами. Раздаются одиночные разрывы. Где-то рядом строчит пуле- мет, по звуку – немецкий. Мы попадаем в развалины заводского корпуса. Сер- жант уверенно заводит нас то ли в ка- кую-то штольню, то ли в широкую трубу. Глухо и жутко здесь. Велит выставить боевое охранение, установить мино- меты. Но где и как их устанавливать?.. Кроме этого сержанта из сменяемой части, мы больше никого не видели. Под утро прибегает связной из штаба батальона: Лысенко вызывает команди- ров рот. Штаб тоже в развалинах завода «Баррикады». Комбат объясняет задачу, говорит, что стрелковые роты здесь же, на территории цеха, но что-то не видим мы никого… Устанавливаем два мино- мета, даем выстрелы в сторону немцев. Получаем такой ответ, что все заволо- кло пылью и гарью. Непонятно, как мы будем держать здесь оборону.

Октябрь. Мы обороняем город Ста- линград. В нашей роте осталось все- го три миномета, остальные разби- ло и засыпало обломками. Воюем как стрелки- пехотинцы. Засели в укрытиях за обрушившимися стенами заводских корпусов. Узбеков почти всех переби- ло, выбыл по ранению Шебунин, выбыл политрук Попов, а Вайнбаум со мной – осмелел, держится. Немцы часто ата- куют: напьются шнапса, приставят ав- томаты к животу и с пьяными криками, со стрельбой бегут на наши позиции. Но почти всегда их смешивают с зем- лей сплошные разрывы снарядов на- шей артиллерии, что на левом берегу. Стреляем и мы, но невозможно устано- вить прицел миномета: слишком близ- ко противник. Кажется, притерпелись, привыкли к мысли, что вряд ли уйдем отсюда живыми… 26 октября. Вчера читали празднич- ный приказ к 7 ноября и письмо това-
Закрыть