Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 139.

130 Галерея лективов против профессиональной беспомощности и экспериментов чи- новников с так называемой «оптими- зацией» высшего образования. В пись- ме, в частности, говорится: «Россий- ское образование буквально погре- бено под грудами никому не нужных документов, завалено бессмысленной отчетностью, задавлено чиновничьи- ми предписаниями – и лавина бумаг катастрофически растет. Постоянно меняющиеся федеральные образова- тельные стандарты не приносят ни- чего нового по существу, зато делают из образования неэффективную ме- ханическую машину, основной це- лью которой становится производство и воспроизводство бумаг <…> Препо- даватели страны, от Петропавловска- Камчатского до Калининграда, прев- ратились в бесплатных клерков, в пи- сарей, в машинисток. Люди изнемога- ют от многократного переписывания программ, составления бесчисленных отчетов, заполнения одних и тех же анкет. Ума не приложить – куда дева- ется все написанное? Где складируют- ся все эти горы измаранной бумаги? Зато совершенно очевидно, кому они нужны – чиновникам, которые толь- ко этим бумажным потоком и могут оправдать собственное существова- ние, прикрыть отсутствие фактиче- ской положительной работы» (См.: РГ. 7 июля 2017. С. 7).

Летом 2017 г. «Российская газета» опубликовала обширное интервью с Верой Афанасьевой под заголовком: «Нужны ли государству образованные люди?». Общий итог беседы тревожен: «У государства нет потребности в обра- зованных людях» (См.: Российская га- зета, 7 июля 2017, пятница № 148. С. 7). Преподаватели сегодня приравнены к официантам. И те, и другие оказы- вают услуги. Одни – образовательные, другие – гастрономические.

«Оптимизация» образования пре- следует одну цель: сократить расходы путем объединения кафедр, факуль- тетов и университетов. Но экономия этого процесса мнимая. Она не оку- пает тот ущерб, который наносится образовательному процессу и его со- держанию. Более того, впоследствии потребуются десятилетия и огромные вложения, чтобы восстановить по- рушенную систему. Сокращение об- учения с 5-ти лет до 4-х ведет к про- фессиональной неподготовленности студентов. Выпуск «недоучек» влечет некачественное обучение в средней школе. Профессионализм высшей шко- лы расшатывается. Опытные профес- сора и доценты попадают под сокра- щение, специализации свертываются. Нагрузка преподавателя увеличивает- ся до 950–1000 часов, и его работа идет на износ. А уровень зарплаты меняется несоразмерно. Преподаватели вузов вынуждены зарабатывать деньги ре- петиторством, участием в подготовке и проведении ЕГЭ. Для этого прихо- дится экономить время и силы на ос- новной работе. Иначе говоря, новов- ведения министерства оказываются безответственными и разрушительны- ми. Чиновники отбрасывают прошлый опыт и подменяют его авантюрными экспериментами. В результате спе- циалисты уходят из вузов, молодежь теряет интерес к работе, аспирантура и докторантура сокращаются и впе- реди возможен обвал гуманитарного образования.

Безразличие чиновников к проте- стам преподавателей и продолжающе- еся давление на них порождают пси- хологическую реакцию – ожесточение преподавателей и «пофигизм», готов- ность работать настолько, насколько платят за их труд. Этот скрытый про- тест против насилия над собой усугу- бляет ситуацию и усиливает социаль- ное напряжение в обществе.

Недооценка гуманитарного знания дорого обходится обществу. Его дис- циплины формируют сознание чело- века, вырабатывают культуру, мышле- ние, укрепляют нравственные основы,
Закрыть