Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 11.

10 Поэзия Лицо моей бабушки, разбитое о ступени, шузы наркомана Витьки в бордовой пене.

И мне все те же двенадцать, но как у Блока.

Я – переводчик на крик молчанья из оперблока.

Поющие про человека со снятой кожей не были и не будут ни в Освенциме, ни в Камбодже.

Пусть лучше рвут души, чем, вооружившись острым, вырывают сестрицам ногти и братьям ноздри.

Прямому углу противоположна гипотенуза.

Я понимаю тех, кто суициднулся.

И буду за них петь и ставить в сугробы свечи красные, как сожженные солнцем плечи.

Никто никогда Твой крест нести не откажется, но – он виноват ли, раздавлен им в кровь и кашицу?

Протяжна, как песнь плакальщиц, ночка- ноченька, беги же на свет со сломанным позвоночником.

Я ж тут, как все: по Образу и Подобию.

И я понимаю, почто не могу по-доброму всегда и на все смотреть, как овца на выданье: ведь я и есть Боль, которую Ты и выдумал.

абьЮз, КоторЫй всегда с тобой я люблю тебя говорит мама а потом наносит удар в десять лет понимаешь: слово больней ремня а если получишь четверку с пятеркой то надо показывать только пятерку когда мама за ужином смотрит дискавери не метает молнии и тетрадки ах ты дура зачем я тебя рожала четверка по русскому стыдно должно быть и ты учишься списывать и подделывать страх перед наказанием перекроет всю жажду знаний, все цветочки красивые на тетрадных полях (ах ты дура зачем ты тетрадь испортила?) я люблю тебя говорит мама переводчик в твоей голове включает запись удара я люблю тебя говорит мужчина переводчик в твоей голове включает запись удара я люблю тебя говорит читатель переводчик в твоей голове включает запись удара шлепанцем ли дневником ли рукой ли пряжкой боль приблизительно одинакова
Закрыть