Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 96.

95 Гульнур Якупова по телевидению тоже – как ни включу, звучит одна и та же музыка, навевающая тоску. Ишбирде недоуменно ответил: «Мы и сами теряемся в догадках, Нурия апай, спросите у папы, может быть, ему что-нибудь известно».

Я позвонила Амин-абыю.

— А-а, это ты, Нурия, ломаешь голову, что творится в мире? – сказал он, опере- див мой вопрос. – Ни концерта, ни чего другого на празднике моего сына. И те не могут разгадать, что же случилось за «железным занавесом». – «Те» – это, конечно, радио «Свобода».

Только на другой день ситуация прояснилась: умер Леонид Ильич Брежнев. Получается, целый день молчали? Только 11-го числа сообщили народу и объявили четырехдневный траур.

Переживали. Ушел из жизни человек, в течение восемнадцати лет возглавляв- ший СССР. Каким он был внешне представительным, приветливым человеком. Но в последние годы сильно сдал, заметно постарел и имел довольно жалкий вид.

Народ был озадачен вопросом, кто станет новым руководителем и поместят ли покойного в Мавзолее? Нет, не поместили. Верным оказалось и предположение Амин-абыя о том, что старики не отдадут власть: Генсеком стал Андропов, пят- надцать лет бывший председателем КГБ.

Живущие под сенью Уральских гор, в российской глубинке, тулпарлинцы ощу- щали себя частицей не только СССР, но и Вселенной, поэтому не могли оставать- ся равнодушными к происходящему в стране. Чего ожидать от Андропова с его жесткой властью? Не вернет ли он страну в 1937 год?!

Из городов приходили самые разные вести. Стали вылавливать и штрафовать тех, кто ходит по магазинам в рабочее время. Начали разоблачать неправедные дела крупных руководителей. Это стало не только трагедией их семей, но и чер- ным пятном, большой бедой для всей страны. Доказательством того, что рыба гниет с головы!

Куда бы привел такой режим – неизвестно: пожилой и больной Андропов вскоре скончался. Его место занял Черненко из той же когорты старцев. Даже по телевидению было видно, что со здоровьем у очередного Генсека тоже неважно.

Народ притих, насторожился. Идет вой на! В Афгане. Оттуда возвращаются наши дети в цинковых гробах… * * * Однажды на большой перемене Вафич срочно собрал учителей в своем каби- нете и объявил, что пришло указание из РОНО о том, что надо составить список политинформаторов, расписать, кого и куда, какие они будут поднимать темы. А я возьми и скажи: — В каждом доме есть радио и телевизор, многие выписывают газеты и жур- налы. По крайней мере, районку получают все, даже пенсионеры.

— А по-вашему, политинформации не нужны, Нурия Баязитовна? – строго спросил Вафич. После того как стал директором, голос его приобрел разные от- тенки: иногда был назидательным и требовательным, а порой – злым и насмеш- ливым. Сакина-апа, когда была директором, как-то пыталась защищать учителей от излишнего нажима, сопротивляясь против несуразных директив РОНО.

— Мы и агитаторы, и политинформаторы. А где же специалисты колхоза, сель- ского Совета? Пусть они тоже работают с населением.

— Надо раскрывать глаза народу, поднимать политическое сознание! Идет вой на в Афганистане, а группа столичных учителей отправила письмо в Москву
Закрыть