Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 86.

85 Илюс Мухаметов раммированный мир, который каким-то чудом смог вывести формулу длины волны рассеянного электрона методом аналитической геометрии, что позволило ему открыть дверь из теории относительности в квантовую механику. Теоретик такого уровня и с таким багажом знаний точно должен знать все о законах миро- здания и даже мог бы стать преподавателем физики для самих богов, если только не растерял свою научную библиотеку.

Когда я изложил приятелю суть случившегося, он думал недолго.

— Ты же конструктор, – сказал он, – значит, должен понимать, что любой ме- ханизм работает по жестко установленному алгоритму, там нет свободы воли шестеренок и прочих деталей. А теперь просто представь, что весь мир не театр, как сказал поэт, а машина, и сразу поймешь, что в ее работе тоже нет случайнос- тей. И твое совпадение – не случайность, как не случайности все эти угадывания выигрышного номера лотереи или падение кирпича на определенную голову. Как сказал Эйнштейн, бог не играет в кости. Считай, что ты наблюдал схожде- ние в одной точке пространства- времени трех мировых линий – твоей, девушки и того изобретения 1979 года, – ну а кто составил алгоритм этого схождения, тут я тебе пока не помощник – нужно разбираться с исходной сингулярностью перед Большим взрывом… Я поблагодарил товарища и положил трубку, оставшись неудовлетворенным его отсылом в первозданную сингулярность. На следующий день я написал об этом случае небольшую заметку для заводской многотиражки, назвал ее «Теория не- вероятности» и отправил по электронной почте главному редактору. Главный редактор была женщиной, и ее ответ на мое послание был следующим: «Вселен- ная нас слышит, отвечает на наши запросы как сказочный джинн, Ваш рассказ тому подтверждение! Вы правильно отправили запрос во Вселенную, и она Вам моментально ответила. Кажется, что это магия, но на самом деле закон Вселен- ной. Спасибо, с удовольствием опубликуем в газете. А рассказ можно назвать «По законам Вселенной»».

Я задумался. Мне вдруг открылась бездна между мужским и женским взгля- дами на Вселенную. Если для моего приятеля- теоретика Вселенная – машина, то для женщины- редактора она – живое существо, и не просто живое, но доброе и справедливое, как Бог. И тут же мне стала ясна моя ошибка – при попытках понять случившееся я все время учитывал только себя и все еще не познанные сверхспособности. Но ведь у меня была соучастница!

Отправлял ли я запрос в глубины космического пространства за помощью, не могу сказать. А вот девушка вполне могла, сама того не понимая, когда я сделал ей замечание по доработке технического задания. И ответ мгновенно пришёл не мне, а был адресован ей по известному закону: «Чего хочет женщина, того хочет Бог».

Закрыть