Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 77.

76 Проза Я всего лишь раз в полной мере дежурил с Мариной, а потом ближе к ночи она стала отпускать меня домой: «Я не боюсь. Справлюсь, если что. Придёшь за полчаса до конца дежурства». И в самом деле – хотел бы я взглянуть на того, кто решился бы наехать на Марину, от одной мысли об этом становилось смешно. И за полчаса до Нового года тоже отправила меня домой до утра. И в Рождество, после того как спал поток идущих от церкви с освящённой водой за водой огненной. А потом Марина вдруг исчезла. Оказалось, она забрала выручку за смену («Это моё вы- ходное пособие») и ушла, заявив, что она уволилась. Благо, ни заявления не надо писать, ни отрабатывать, ни трудовую забирать. Незадолго до этого хозяин урезал продавщицам зарплату. Почему? Потому что хозяин, ему так захотелось. Роза не расстроилась («Я своё возьму» – и её «юбилеи» участились), Маруша и Лариса «проглотили», завидуя смелости Марины. А Марина… с ней так нельзя – забрала деньги и ушла. Вот вам оборотная сторона серой зарплаты. И никто из работав- ших в магазине её не осуждал, наоборот. И как-то Альберт, на которого давил отец, послал меня к ней домой – уговорить её вернуть часть денег, именно часть, на полную сумму они, видимо, и не рассчитывали. Уговаривать я её, конечно, не собирался, но навестить был не прочь.

Марина жила в своём доме, но не на окраине, а как бы в «анклаве», такие анклавы есть, наверно, в каждом городе – кругом свежие высотки, а несколько деревянных домишек продолжают жить своей жизнью, никак не сносятся, оче- редь до них не дошла. Увы, внутрь меня Марина не пригласила, говорили в сенях, но в проём двери я успел увидеть мальчика в инвалидной коляске. Про её сына- инвалида на работе никто не знал. «Деньги не верну, я их уже потратила – сыну компьютер купила», – кивнула она на дверь. Может, про сына и мне бы не сказала, если б я его случайно не увидел. И продолжила: «Их не боюсь. Не обеднеют, нам копейки платили». И дала понять, что разговор окончен. Я вернулся в магазин, где меня ждал Альберт. Он, похоже, другого ответа от Марины и не ждал. «А вы спишите эти деньги по статье «Благотворительность», мол, оказали целенаправ- ленную помощь ребёнку- инвалиду, – решился я на совет. – Или у вас нет такой статьи?» Альберт в кои-то веки улыбнулся. И кивнул – он-то совсем не против, но решать его отцу. Как сложился разговор с ним, мне не ведомо, но от Марины отстали – девяностые кончились, да и деньги для хозяев несерьёзные… Было это дюжину лет назад. Может, сейчас по-другому, но тогда было так. Хотя… P.S.

На днях проходил по улице, увидел на двери небольшого магазинчика объявление: «Срочно требуется охранник!». Зашёл расспросить. Хозяин оказался на месте, нор- мальный мужик, моего возраста, приветливый, словоохотливый. Охранники, говорит, у меня вообще-то есть, но как зарплату получат, в загул уходят, я и так уж стараюсь деньги им давать по очереди, но всё равно иногда дежурить некому. Вот на такой случай и нужен охранник – на подмену. Расчёт сразу, утром, 500 р. за дежурство.

А место, спрашиваю, спокойное? Было, говорит, спокойное, пока кризис не на- чался. Только за последний месяц два налёта, охраннику башку проломили. Пер- вых-то поймали, малолетки, сами по глупости себя выдали, хвастать везде начали, банда, мол, у нас, «Чёрная кошка». Так на них и вышли. А вот вторых, которые моего парня покалечили, похоже, не найдут, те взрослые, языком не треплют.

Я ему – а что, тревожной кнопки нет? Есть, говорит, только менты через три минуты появляются, а налётчикам, чтобы кассу опустошить, достаточно одной… Поблагодарив хозяина, я покинул магазин. И решил, что в охранники я больше никогда не подамся…
Закрыть