Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 6.

5 Анатолий Яковлев * * * Что там возраст Христа, коли звонкий есенинский возраст обошёл в трёх верстах, понижая на выдохе голос.

Даром хлеб не ломал, не ломал непутёвую шапку и любимую брал, как росу полевую, в охапку.

То звездою гоним, то больной головою да жутью.

Что ни тропка – то в Рим, а витязь, как был, на распутье.

* * * Прости мне, Боже, одиночество – но до тебя не достучаться.

Крест-накрест небо заколочено.

Земля повенчана на царство.

И под курганищами мёртвыми, Под золотою чешуёю, Под лакокрасочными звёздами – Не причащают нас с тобою… * * * Кто я? Что я?

С. Есенин Сжать журавля в кулаке – засипит, как синица.

Рубят траву полевую за спицею спица.

Рвётся телега под гору, коня погоняет.

Кто я? Откуда? Не знаю, Серёжа, не знаю… Может, из леса античного я, необутый – Где причащают дриады росой незабудок.

Может, из снов, что под Млечным крадутся по рысьи.

Может, из слов, что влюблённые мечут, как бисер.

Был я в горах, слушал Бернса разбитое сердце.

Нёс на руках его боль, как убитую серну.

Горние травы, как птицы, не ведали тайны.

Кто я? Откуда? Не знаю, Серёжа, не знаю… Может, я крик – и несу околесицу эха.

Может – из книг той египетской библиотеки:
Закрыть