Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 42.

41 Сергей Круль — Весь дом разбудишь! Ну, что с тобой? Пошли спать, утро вечера мудренее. Пошли. Беда мне с этими Крюгелями.

— Никуда я не пойду. Садись и слушай. Приснился с месяц назад мне сон… И пересказал Петр подробно весь свой сон – и как старичок ему явился, и как смерти его хотел, и как потом передумал, чтобы с братом помирился. Странный сон, необъяснимый и тревожный.

— Проснулся я, хотел обо всем тебе рассказать, но не решился. Потом Леню в больницу положили, на обследование, потом Ивану ноги переехало, потом мама заболела, столько всего навалилось, забыл я. Когда ночью Леня закричал, и ты ска- зала, что к тебе приставал Иван, я понял и вспомнил все – и сон, и слова старика. Это невероятно, но мне кажется, что здоровье Лени сейчас зависит от Ивана, его желаний, настроения, самочувствия. Я в это не верю, но это так. И вот только что старичок опять мне явился, ты слышала, как мы разговаривали, и он сказал гад- кую, унизительную вещь, не хочу повторять… Ну, в общем, старичок сказал, что ты должна уступить Ивану. Я накричал на старика, прогнал его, он дал нам два дня сроку и ушел. Я не знаю, что делать, как быть, у кого просить помощи. Не знаю.

— Ты понимаешь, что ты сейчас сказал? Ты в своем уме? – Ольга вскочила, будто ужаленная. – Ты предлагаешь мне переспать с твоим братом? Ты это сказал?

— Это не я сказал, старик.

— Какая разница! Ты повторил, значит, думаешь то же, что и это чудовище. Ты с ним заодно. Дожила – муж предлагает мне трахаться с его братом! Не семья, а бордель какой-то!

— Что ты говоришь, Ольга? Успокойся. Ничего я не предлагаю… — Предлагаешь, предлагаешь. Только что предложил. Боже мой! Да ты не лю- бишь меня! И решил от меня избавиться. Ну, скажи, ты не любишь меня? Скажи, ну, скажи.

Ольгу трясло, Петр схватил ее, прижал к себе, целуя шею, лицо, руки.

— Люблю тебя, люблю, успокойся, никому не отдам. Пусть весь мир летит в тартарары, а мы с тобой не расстанемся. Ты, я и Леня, никогда! Единственная, любимая, дорогая… Сколько они просидели, обнявшись, кто знает? Полчаса, час. Ольга плакала навзрыд, Петр успокаивал ее, и, казалось, весь мир плакал вместе с ними. Луна, подглядывавшая за ними из окна, и та плакала.

— Мама, папа, вы будете спать? Мне страшно, я замерз.

Слабый голос Лёнечки вернул родителей к жизни. Ольга бросилась к сыну, подхватила на руки, ее обнял, поддерживая, Петр, и они вместе пошли в спальню.

На другой день Леня проспал до вечера, не вставая с постели, ничего не ел, а что ел, тут же отдавал назад. Его рвало после каждого приема пищи, рвало страш- но, до изнеможения, бледный и худой, он смотрел на маму, улыбаясь, и Ольга улыбалась ему в ответ. На второй день повторилось то же самое. Вечером Ольга подошла к мужу, села рядом.

— Что будем делать?

— Не знаю. Тебе решать, – сказал Петр.

— Мне? – Ольга загадочно и нехорошо улыбнулась. – Я выбираю то, что вы- бираю. У нас в доме есть водка?

— Не держим. Есть вино, коньяк.

— Неси.

Иван лежал и смотрел в потолок, когда к нему, едва держась на ногах, подошла Ольга.

— Ну и что, лежим? А когда вставать будем?

Закрыть