Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 24.

23 Салават Абузар — Тьфу!.. – чуть не ругнулся Адам. – Опять одно и то же… — Успокойся. Значит, единогласно избран он, – сказал Мечтатель.

— Как-так? Мы не голосовали… — Сказал же: можешь не голосовать… Голоса же он сам считает… — Тогда зачем эта комедия?

— Эта процедура такая – чтобы больных успокоить… Адама одолела жуть. Словно он окружен мертвыми тенями. Если эти тени дойдут и до его планеты, будет большая катастрофа. Что делать-то? Есть только один путь: нужно уничтожить формулу перехода пространства и времени, там, на стене «мягкой комнаты»! Стереть обязательно! Но как попасть в ту комнату? Ага, тогда Мечтатель говорил же, чтобы попасть туда, нужно всего одно слово… Адам бросился к Мечтателю.

— Ты говорил, что достаточно одного слова, чтобы попасть в «мягкую ком- нату». Какое это слово?

Мечтатель удивленно посмотрел на него.

— Ты что, спятил?

— Мне нужно попасть туда.

Мечтатель покачал головой. Он еще не встречал человека, добровольно рву- щегося туда.

— Пожалуйста, скажи! – взмолился Адам.

— Ничего секретного там нет, – сказал Мечтатель. – Одного слова… — Какое слово?

Мечтатель заколебался, потом предупредил: — Но оттуда уже не выйдешь! Редко кто выходит… — Скажи, Мечтатель!

— Это не секрет. Все знают, только не говорят. Это слово – свобода!

— Свобода?

— Да. Крикни, и тотчас закроют в «мягкой комнате».

— Спасибо! – Адам пылко обнял Мечтателя. – Ты настоящий друг!

Мечтатель так и не понял, что с его другом стало. Но удивительное было еще впереди. Вдруг Адам заорал благим матом: — Свобода!.. Свобода!.. Свобода!..

Все больные резко смолкли, словно услышали страшное слово. Не ожидавший такого поворота Мечтатель пытался остановить Адама, прикрыв рукой его рот. Но тот еще пуще продолжал орать: — Свобода! Свобода! Свобода!

Ворвались Тарзан и Маугли. Два великана схватили Адама.

— Тебе свобода нужна? – прошипел Тарзан, замахиваясь дубинкой. – На!

Мечтатель не выдержал, повис на руке Тарзана.

— Не трогайте Адама! Он не виноват! Я… Я виноват! Маугли ударил дубинкой Мечтателя, тот согнулся пополам от боли. Тарзан тоже добавил пинка.

Адама закрыли в  «мягкой комнате». Как удачно получилось, обрадовался он, давно хотел сюда попасть. Он быстро изодрал рукав и начал стирать записи на стене. Он уже точно знает: эти формулы никто не должен увидеть. Особенно земляне, иначе угроза будет всему миру.

Прошли три-четыре дня. Адам счет времени потерял. Сидит в уголке, думает об Афродите. Вспоминает ее улыбку при последней встрече, и сердце наполняется теплом. Ничего ему не нужно, кроме этих сладких чувств.

С грохотом отворилась дверь и появился Тарзан. Немного постоял молча, под- боченясь, потом покачал головой.

Закрыть