Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 193.

184 Сказки для взрослых — Садитесь в «порше» и езжайте. Я сейчас ворота открою!

Прежде чем последовать примеру Алексея Алексеевича, севшего за руль крас- ного автомобиля с эмблемой скакуна на капоте, леший невидимому барабашке рукой помахал, за помощь поблагодарил.

— Не за что, – ответил тот. – Мы ж, боженята, должны помогать друг другу. Правильно?

— Правильно. И все равно, спасибо, брат!

— Если еще что понадобится – зови. Нас в городе много.

— Договорились. Коли нужда появится – обязательно позову.

Прыгнул леший в автомобиль. «Порше» рассерженным голосом взнузданного жеребца взревел и на глазах изумленных полицейских красной ракетой из от- крывшихся настежь ворот гаража банкира Медяшкина вылетел.

* * * Долго после этого случая леший не мог в себя прийти. Сидя на скамейке парка, он весь вечер то громко кряхтел, то шумно пыхтел, то вздыхал протяжно. Наконец не выдержал, сказал: — Нет, ну надо же! Ушел, даже слова доброго на прощанье не вымолвил.

— Это вы про кого? – спросил Алексей Алексеевич. – Про Валентина Валерь- яновича?

— Про кого ж еще-то? Про него, неблагодарного.

Алексей Алексеевич пренебрежительно рукой махнул. Сказал, что Валентин Валерьянович никогда у него особого доверия не вызывал.

— Он всегда мне каким-то неискренним казался, ненастоящим.

— Это да, – согласился леший. – Это в нем есть… Зато вспомни, как он доченьку свою дочурку любил. Не каждый, доложу тебе, на такое способен.

С тем, что Валентин Валерьянович свою дочь любил, Леха спорить не стал, однако заметил, что все взрослые невзрослых должны любить, жалеть, защищать, причем не только своих, но и чужих тоже.

Леший сначала согласился – так-то оно, дескать, так – потом не выдержал – возразил. Сказал, что «должны» и «обязаны» не одно и то же.

— Что вы имеете в виду? – спросил Леха.

Леший сказал, что имеет в виду некоторых отцов- матерей, которые по лютой злобе или вящему недомыслию детей своих проклинают.

— И что?

— А то, что некоторые из них сразу после этого ко мне попадают. Я их, конечно, наравне с лешенятами моими уму-разуму учу, воспитываю, как умею, да только, чую, не впрок им мое учение идет.

— Что так?

— А так… В школу, если они к папке- мамке потом возвращаются, их поче- му-то не берут – прочь гонят, сверстники с ними не играют – чураются, соседи сторонятся – поврежденными обзывают. А чего их чураться? Они ж нормальные дети, почти как мои лешенята – малость что слабей, да шаловей.

Хотел Леха лешему высказать все, что о  нем, как о  воспитателе, думал, да не посмел. Решил, что главная вина все-таки на горе-родителях лежит, кото- рые по глупости своих детей прокляли.

Алексей Алексеевич лицо свое в сторону отвернул, газету, кем-то забытую, со скамейки взял да уткнулся в нее так, будто век ничего, кроме магазинных вывесок, не читал.

Закрыть