Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 188.

179 Николай Андреев Он еще не знал, кто такие полицейские, чего от них ждать, но чутьем звериным исходившую от них опасность сразу почуял.

— Он правду говорит, – подтвердил Алексей Алексеевич. – Нет у него никаких документов. Он леший.

«Кто он такой, мы и сами видим, не первый год служим, – ответили полицей- ские. – Поэтому-то и просим справку об освобождении показать».

— Вы не поняли: он только вчера утром из лесу вышел!

«Из лесу, из тундры, из городского изолятора – нам без разницы! Вышел – обязан при себе справку иметь! Таков порядок!» — Нет у него никакой справки. И никогда не было!

Полицейские в ответ руками развели: дескать, нет так нет, и предложили вмес- те с ними в отделение проследовать.

Тут в разговор Валентин Валерьянович вступил. Сказал, что артист по фамилии Леший – известный укротитель одичавших зверей – документов с собой не носит, потерять боится.

— Как, впрочем, и все мы – почитатели его таланта.

Родители детей тут же хором подтвердили: да, дескать, правильно: он – ук- ротитель, а мы все как один – его поклонники без документов. И дети родителей то же самое сказали. И Алексей Алексеевич. После чего за спину Валентина Вале- рьяновича спрятался, принялся оттуда за тем, что происходило в парке, дальше наблюдать.

Ну а дальше произошло то, что и должно было по задумке Валентина Валерь- яновича произойти. Полицейские под нажимом родителей с детьми от лешего отстали, за доставленное беспокойство извинились. Перед тем как проститься, по- советовали при такой физиономии паспорт с фотографией всегда с собой носить.

— Чтоб никаких недоразумений впредь не возникало.

Дети с родителями тоже вскоре разошлись. Один Валентин Валерьянович ни- куда не пошел – рядом с лешим стоять остался.

Сказав, хорошо все то, что хорошо кончается, повторил вопрос: можно ли змей запугать так, чтоб они перестали кусаться?

— Отчего ж нельзя, – ответил леший. – Любую тварь запугать можно. И гадов тоже. Да только зачем их пугать, ежели они сами всего на свете боятся?

После чего еще раз полицейским вослед поглядел, еще раз облегченно выдох- нул, сказал, что жизнь – штука, конечно, приятная, вот только пользоваться ею надобно так, чтоб и самому было хорошо и другим не страшно.

— А не так, как полицейские ваши с гридней. Сами шуток не понимают и дру- гим проходу не дают.

Валентин Валерьянович согласно кивнул. Сказал, что жизнь хороша здесь, в уютном теплом парке, а не в тюрьме, куда его, дрессировщика, стражи право- порядка чуть было не упекли.

— Стены там, говорят, склизкие, полы под ногами холодные, оковы на руках железные. В нее раз попадешь, на волю уже не выберешься – даже не мечтай.

Передернуло лешего от таких слов. Он еще раз водичку из бассейна хлебнул, еще раз на солнышко глянул и пригласил Валентина Валерьяновича в лесу по- гостить.

— Всё, что хочешь, для тебя, мил человек, сделаю за то, что от полицейских меня оборонил. Хочешь – стада лисиц, куниц нагоню, хочешь – у недруга твоего дорогу украду, под выскорью прикорну. А хочешь – елью мохнатой покажусь, белым мхом расстелюсь, только ты, Валентин-свет, уж будь добр, не хвастай моим 7*
Закрыть