Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 184.

175 Николай Андреев ГлАВА ШЕСТАЯ ВСТРЕЧА В ПАРКЕ Утро в городе всегда начинается внезапно. Кажется, на улице еще ночь, темно, мрачно и до рассвета еще не один час, а только лампу в комнате выключишь, только занавески пошире распахнешь – поймешь, что и ночь вот-вот кончится, и солнце красное над крышами вот-вот взойдет.

С первыми лучами солнца Алексей Алексеевич из дома вышел. У подъезда постоял, о том, что делать, как быть на минутку задумался.

«Может, стоит все-таки в полицию обратиться, на Бабу-ягу заявление написать? Так, мол, и так, Баба-яга – Костяная Нога в присутствии свидетелей – домового, перебаечника, банника, сарайника, жихаря, а также нежити и житии (лесной плюс полевой) – обещалась моего сотрудника Бориса вместе с его родным дедушкой Егором Фомичом съесть. Пожалуйста, примите меры».

Алексей Алексеевич усмехнулся. Подумал: если он такое заявление когда- нибудь напишет- подпишет, его мало того что полицейские засмеют – его еще и психи- атры залечат.

«И тогда Борьку с дедом Егором уж точно никто не спасет».

Эта мысль Алексею Алексеевичу не понравилась. Он ее из головы выкинул, после чего внимательно по сторонам огляделся – нет ли где лешего – и быстрым шагом в парк направился.

В парке было пусто и тихо. Алексей Алексеевич мимо столиков со следами бы- лого пиршества – стаканчиками пластиковыми, тарелочками бумажными – про- шелся, у мангалов с углями остывшими остановился, постоял- подумал и дальше вглубь парка поспешил. Найдя подходящий пень, на него поднялся, голову меж ног сунул, пукнул, сказал тихим голосом: — Дядя леший! Не серым волком покажись, не черным вороном обернись, не елью жаровой – покажись таким, каков я есть!

Прошло несколько минут – ничего не произошло. Только ветер по верхушкам деревьев прокатился, дуб сердито заскрипел, да сорока- белобока о чем-то не вы- спавшимся голосом на лету прокричала.

Алексей Алексеевич еще раз по  сторонам поглядел – нет ли кого рядом – и вновь обряд проделал, громче прежнего произнес: — Дядя леший! Покажись ты, наконец, не серым волком, не черным вороном, не елью жаровой – покажись таким, каков я есть!

Только Алексей Алексеевич последнее слово проговорил, как из-за деревь- ев леший вышел. На малиновый цветочек в петлице дыхнул, мизинцем ласково поправил, спросил, чего это он, как оглашенный, на всю округу орет.

— А чего вы с первого раза предо мною не предстали, как я сказал? – обиделся Алексей Алексеевич.

— А с чего это я должен пред тобой представать? Кто ты такой есть по срав- нению со мной – хозяином леса?

— Ну как же? Мы же с вами вчера договаривались! Забыли?

— Ничего я не забыл. Да только ты, милок, договор наш не исполнил. Осинку не нашел, не срубил, на восток не повалил, как было велено. И вообще… Ты на ка- кой пенек, дубина, встал? Тополь от осины не можешь отличить!

Алексей Алексеевич под ноги себе поглядел, затылок почесал, сказал задум- чиво: — Так то ж пенёк – не дерево.

— Сам ты пенёк!

Закрыть