Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 142.

133 Кристина Андрианова-Книга кой вот эллипсис – «жажда [лететь] к свету», например?); песенный пов- тор «она выйдет смотреть… она будет просить», где «будет просить» повто- ряется (можно было бы поработать над парой строк, внеся в них большую вариативность – иначе смотрится как недоработка); строки «там, где вечное лето, земли покрылись льдами» (на- прашивается неритмичное «там, где было вечное лето», но иначе как спо- собно покрыться льдами нечто вроде экватора?), «нарисованный каранда- шом, / словно он белеет так красиво – / длинный путь, который я прошел» (карандаш – арабское слово с «чер- ным» корнем, который просто не мо- жет красиво белеть; да и нет смыс- лового окончания – а это последние строчки произведения), «не слушай тех слов, мой друг, имярек, не слуш…» (плохо веришь в намеренную недо- говоренность: в контексте всего про- изведения, на мой взгляд, в этом нет особой необходимости), «ведь осень сдалась <…> ведь думалось ей» (тут, думаю, ясно; хотя бы во втором случае – можно заменить на союз, получить: «И думалось ей – людей не сломить, увы, / и верилось – все на свете под- властно им»), «ночь коротка и рвется, как капрон, / об первый луч» (об ус- ловно ошибочно, но здесь не совсем ясно – возможно, авторская редакция уловила в этой «ошибке» некую допол- нительную жесткость образа); резкий переброс с одной строки на другую, будто что-то съела правка («И однажды вздохнет уныло / день осенний, махнув листвою, / я пойму, как нелепо было / не уйти в никуда с тобою»); порой че- ресчур мягкие рифмы в заключитель- ных строфах (например, «камею – зем- лю») – обычно на концовки просятся слова фонетически звучные, точные; с другой стороны, привычные многим окончания стихов («но они – не ты»), типичность мыслей – даже если ис- пользуется фонетический обрыв речи («Если прошлое – боль. Не помни его. Не помни», «Наша жизнь – это миг», «Все повторяется когда- нибудь», «Если память жива, значит, это еще не ко- нец»), затерто- классические образы, обороты («о раскатах осеннего грома – раскатистый гром», «молчаливая зем- ля», «невинная просьба», «Бессмертье – / мой безжалостный враг и вечный союзник мой»)… Случаются и откро- венно корявые строчки, строфы, обо- роты: Ты видишь опять – не дремлют мои слова, а рыхлым туманом стелются по земле.

(как будто туман зачастую не ка- жется дремой; пусть спорно, но здесь в любом случае – надуманное логичес- кое противоречие) Так хочется верить, что выиграна та вой на, в которой я не должна проиграть тебе (нельзя избавиться от ощущения «строчки ради строчки»).

Или: И птицы устали в пыли городской кружить, и время устало стрелки крутить в часах.

Здесь сразу два вопроса. Первое. Повторение (глаголы «устали – устало») почему-то не кажется приемом уси- ления. Как вариант, можно изменить вторую строку на «и времени скучно стрелки крутить в часах». Второе – а «в часах» ли вообще стрелки крутятся? Быть может, «на часах»? На первый взгляд, ерунда. Но у автора дилемма: теряется задумка. Тогда уже надо пи- сать «часов», а это другая рифма… Явный, как говорится, когнитив- ный диссонанс в двух следующих сти- хах. В одном в первой строфе – «Дверь притвори. Садись», в третьей – «Не наноси визит». Так приходить или
Закрыть