Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 125.

124 Воспоминания под плуг. Пололи сами и копали сами. Помогал студент Гена Бассейник. Было голодное время, мы его кормили. А он старательным оказался, очень хорошо нам помог.

Директором завода был Ф. Меня он не любил, потому что я его и его друзей не угощала. А он просил, даже требовал под угрозой увольнения приготовить обед на 5 человек. Я говорю: «Давай деньги, приготовлю». А он требовал за счёт детского сада сделать. Я тог- да ему ответила: «Я на вас продуктов не получаю и готовить не буду». (А сама переживала: мог бы выгнать). Когда мы копали картошку, он не давал транс- порта её привезти, и нам приходилось по очереди ночью её караулить. А ночи тёмные. Сколько мы горя видели с этой картошкой! Его, жулика, убрали – он был несоветский человек. Был суд. Ясли его угощали, так их вызывали в суд, а нас не вызывали.

Дело было весной, земли было мно- го, договорилась с директором в от- ношении посадки картофеля. Обещал вскопать землю и обеспечить семе- нами. Землю копали пленные немцы, хорошо работали, не помню, сколь- ко соток, но не меньше пятидесяти. Дети [в детском саду были] большие (по 9–10 лет), в школу ходить было не в чем, и школа далеко. <…> Карто- шки мы накопали очень много, все три подпола были забиты. Ели картофель- ные оладьи, давали родителям. Некото- рые родители или просто пенсионеры голодали. Мы их всех выручали: Мару- сю безрукую, Хабибовых… Галя и Лёня Волковы безвозмездно носили карто- шку голодающим. Себе картошку тоже садила. Сколько мучений было носить по оврагам мешки или возить на тачке!

Во время вой ны приходилось мно- го работать на производстве и дома, чтобы не умереть с голоду. В 1943 году я работала в д/саду № 31 на кирпичном заводе заведующей д/садом и не дума- ла, что настанет время, [когда] мы будем есть белый хлеб, крендели, которые мы раньше ели только в дожинки. Сажали картошку за 5–10 км. от дома, носили на себе семена да и урожай частенько возили на тачках. Приходилось садить картошку на буграх кирпичного заво- да. Помню, как Аля была подростком, не сумела направить тачку правиль- но, дорожек не было, и её придавило. Ой, как я переживала! Думала, что она не встанет. Видно, бог меня и её по- жалел: встала. Дня два болела, и всё прошло. А вот сейчас ей 55 лет, а всё у неё, особенно ноги и поясница, болит. Может, повлиял непосильный труд. Копали целину под просо. Сеяли про- со, получали хороший урожай. Делали совместно с родителями Волковыми «ток», на котором молотили просо. Я жила и родилась в деревне (с. Загор- ское Иглинского р-на), умела молотить, а у Волковых была семья большая, и мы в шесть молотил молотили. Создава- лась прекрасная музыка, не хуже сов- ременной гитары. Собиралось народу смотреть и слушать, как молотит зав. д/садом. А просо ещё нужно ободрать. Делали это в ступе, толкли с мочалом, потом на ветру веяли, мякина отлета- ла, и получалось пшено. Можно пшено толочь в ступе, получится мука. К праз- дникам я приносила просо, родители его обрабатывали до муки, [из которой] пекли торты. Получались очень хоро- шие. Дети ждали праздники, считали дни, зная, что будет угощение. Выход- ных дней у меня не было.

Каким-то образом узнал управля- ющий. Через некоторое время вызы- вает меня в управление. А перед этим у меня в д/саду была неприятность: комиссия при проверке обнаружила 2 кг сахара, который был предназна- чен на выпечку праздничных гостин- цев для ребят, т. к. в магазинах ниче- го не было: ни конфет, ни пряников. А ведь ребёнку, когда мы проводили утренники, нужно почувствовать это торжество. Вот я и старалась, сама уме- ла выпекать разные угощения. Обо всём этом знали коллектив и родители.
Закрыть