Бельские_просторы_№04_(16_апреля_2020). Страница 102.

101 Гульнур Якупова — Только по пьяни и вспоминает, что он башкир, бьет себя в грудь: «Я – по- томок Салавата!» — А ты скажи ему, пусть не полощет имя батыра поганым языком. Дети уже немаленькие, опирайся на них. Подумай о том, почему муж не находит тепла у себя в доме. Оно и понятно, если ты его постоянно ругаешь такими же словами, как сейчас… — И старший сын мне только вчера сказал то же самое.

— Хорошо, напишу заявление, чтобы не посадили.

Мужики отделались штрафом После пережитого страха и унижения, мама Мусы заметно изменилась – стала твёрже, решительнее. Да и горе как будто отпустило её немного. А когда получила из Башкортостана ответ на своё письмо, наконец призналась, что у неё на уме: — При Нурбеке жилось мне здесь хорошо, без него же всё опостылело. Поэтому и тебя не стала отдавать в школу, пойдешь на следующий год в Тулпарлинскую школу. Вот матушка моя, твоя олэсэй, к себе зовёт. Она ведь не хотела меня отпус- кать сюда, так и заявила: «Если уедешь со своим казахом- бродягой, бросишь меня одну, не будет тебе моего прощения». Но ничего, простила меня мамочка- эсэйем. Да и не был Нурбек никаким бродягой, разве что вырос в детдоме без материн- ской ласки. Поэтому после вой ны приехал в нашу деревню вместе с фронтовым другом. Они планировали вдвоем уехать куда-нибудь в поисках счастья. Так мы и познакомились. В общем, поверила я ему и оказалась в этих краях. Видно, на- казала меня судьба за то, что уехала без материнского благословения. Нечего нам теперь тут делать. Пора, улым, на мою родину. Мне ведь тебя ещё поднимать нужно. Продадим дом, живность, вещи и тут же уедем к себе… — А где теперь друг отца?

— Ты про Тайфура спрашиваешь? Там  же в  деревне. Работает водителем. И на фронте шофёром был, горючее для самолётов возил. Сказал моей матушке: мол, пускай возвращается Тансулпан, не боится – помогу, чем смогу. Кто знает, может, и вправду понадобится его помощь.

Дом у них был свой. Отец зарабатывал хорошо и построил его из кирпича. Поначалу, до рождения Мусы, они жили в саманном домике. Саман – это подобие кирпича из смеси соломы, глины и конского навоза. В совхозе до сих пор много таких построек. Поэтому дом продали без проблем, нашлись хозяева и для ме- бели. Товарищи отца по работе помогли с машиной, чтобы перевезти домашний скарб в такую даль.

* * * Аул встретил их приветливо. Мать сразу же устроилась на ферму дояркой. Муса пошёл в местную школу, где благодаря уму, смекалке и знанию нескольких языков быстро завоевал авторитет среди одноклассников.

Тем не менее, в шестом классе выкинул такое, что удивил всю деревню. Его даже чуть не исключили из пионеров. Однажды на уроке труда Муса ни с того ни сего взял да и отрезал ножницами косичку девочке по имени Зухра! Пока опешившие ребята приходили в себя, он быстро сунул косицу в портфель и был таков.

Тансулпан-апай, конечно же, срочно вызвали к директору. И вот стоит она перед ним вся в смятении: «Какой позор! Обидел, довёл до слёз не  кого-нибудь, а дочку Тайфура… Влюбился, видать. Не иначе. Что тут ещё скажешь», – говорит,
Закрыть