Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 94.

93 Гульнур Якупова в милицейском участке) необходимо быть в курсе всего», – говорит она. Иногда и выступает. Слушаем: — Я рано хожу на работу. Если Самигуллин уезжает в райцентр, целый день бываю на участке – надо же уважить людей, которые обращаются к власти, принять меры, если что. Когда участковый на месте, у меня много свободного времени – чи- таю газеты и журналы, слушаю радио. Как часто повторяет Самигуллин, осведом- ленность – главное в нашей работе. Недавно увидела в одной газете удивительную статью. Какой-то профессор пишет об этике питания мусульман. Стало интересно, и решила прочитать. Он пишет, что мусульманину можно есть даже свинину, если ему грозит голодная смерть. Ссылается на историков ислама. А вы знаете, какой продукт самый греховный, недозволенный для мусульманина? Водка! Нет большего греха, чем употребление спиртных напитков. А те, кто толкает других к пьянству и получает от этого прибыль, будут гореть в аду! Верите?! Я верю. Вы сами видели, как наказал меня Всевышний. У меня на чердаке было пять-шесть трехлитровых банок с самогоном, каким-то образом одна из них оказалась от- крытой – в нее попала искра из дымохода, и все вспыхнуло. А кое-кто говорил, что видел, будто огненная булава упала с небес. Возможно… Но Аллах все же по- жалел меня, видно, за мое одиночество и увечье. Не сгорела я заживо в огне. Зато получила урок. Теперь сама не пью и никого не втягиваю в пьянство! Займы были закопаны в подполе, они уцелели. На них построила небольшой домик.

Установилась тишина в зале. Затем выступающая обратилась ко мне: — Нурия, а тетрадь с именами у тебя с собой? Интересно, что означает мое имя?

— Я помню, Халиса-инэй, у тебя очень благозвучное имя, означает «невинная, непорочная». То есть у тебя чистая душа.

— Пусть это станет моим возвращением к себе настоящей. Забудьте мое про- звище! А то… Мы рассмеялись, переглянувшись. Инэй, наверное, хотела сказать: «А то вы- зову в участок!» Ей палец в рот не клади. Это, скорее у нее защитная реакция, ведь и ежик мог бы обойтись без колючек, если бы был сильным, как медведь.

Мунавара сфотографировала всех вместе и отдельно – тетю Гулису, Халису- инэй, и председателя женсовета Сакину-апа, обещала, что никого не опорочит, и прочитала свои новые стихи. Особенно проникновенно прозвучали строки, посвященные горькой участи исчезнувшей с лица земли деревни Аюсы.

Уже через неделю статья нашей поэтессы появилась в газете. Она назвала проблемы, но никого при этом не обидела – получился поучительный рассказ, интересный для каждого читателя.

Халиса-инэй, засучив рукава, взялась за работу, которую сама же и приду- мала: она ведет «разведку» по выявлению любителей хмельного среди мужчин и, конечно, среди женщин. И что интересно – женщины, у которых мужья пьют и обижают их, обращаются не к Самигуллину, а в первую очередь к ней. Потом уже – к нам. И только после этого идут к Самигуллину. Мы вызываем дебошира на беседу, предупреждаем доступными нам мерами: сообщением на работу, заяв- лением на имя Самигуллина с просьбой отправить выпивоху в ЛТП, размещением его фотографии на «Доске позора» перед конторой и другими. Кстати, довольно много таких, кто встает на путь исправления уже на этом этапе.

Возобновили обычай посиделок сразу в нескольких точках. Самое удобное ме- сто – пустующий в зимнее время наш Отчий дом. Стараюсь один раз в день топить там печку, чтобы не остудить его. У посиделок есть даже своеобразные программы. Это – задумка Сакины-апа. Женщины стали называть ее «директором посиде-
Закрыть