Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 73.

72 Проза * * * Взойдя на пригорок, Рашит запыхался. Своей деревни не увидел. На правой стороне пыльной дороги – высокий берег, где делает крутые повороты река Мен- дим, местами пониже виднелась вода, блестевшая в лучах солнца как зеркальные осколки. Река обмелела, стала уже, в детстве Рашита она была широкой и глубокой. На другой стороне берега тополя уже не кажутся такими великанами, поредели, есть упавшие от старости, некоторые поразила молния, других сожгли пастухи. Нет того тучного стада, которое паслось, покрывая все поле, деревенских детишек тоже не видать.

Разглядывая правую сторону, Рашит, похоже, совсем забылся, посмотрел впе- ред, оказалось, уже спускаются с возвышенности, а деревни все еще не видно. Может, с большой дороги раньше свернули?

— Тагир, правильно ли мы идем? Деревни все еще нет, – в полном удивлении спросил он.

— Правильно. – Спокойно ответил сын. – Дальше она. Похоже, еще на гору взобраться надо?

— Не знаю. Вроде гора одна была. Как будто перешли ее, а деревни все еще не видать.

Была бы еще гора, он бы обрадовался, но в детстве гора была одна. Не может же она вырасти? На берегу буйно разросшиеся ольховники, черемухи превратились в кучковатые кустарники, и то одни обломки- куски, вдобавок мелкие и низкие. Деревня, может быть, действительно находится за этими кустарниками?

— Деревни нет, Тагир, – подходя, сказал Рашит, скорее себе, чем ему. – Куда делась? Ничего не понимаю. Уж не на небо же взлетела?

Действительно, деревни не было: ни домов, ни заборов, ни сараев- навесов, электрических столбов, ворот, машинно- тракторного парка, конного двора, мага- зина, клуба. Где они все? На их месте разрослась крапива, лебеда в человеческий рост покрыла картофельные огороды.

— Постой, Тагир! – горло высохло, глаза заслезились. Тяжело встав на ноги, Рашит вышел из кабины, приставил руки ко лбу, пригляделся в сторону, где долж- на находиться деревня. Спотыкаясь, пошел вперед, как будто, если заторопится, успеет дойти до родного пристанища, пока оно совсем не исчезло. Тагир тихонько вел машину следом за отцом.

Прошли места, где раньше был густой лес, ныне он редкий, кучковатый, вот уже прошли место, где сваливали навоз с конного двора, позади осталось место колхозного амбара, а деревни все еще нет. Рашит, поглядывая вперед, спускаясь в ухабистые, неровные места, спотыкаясь об высохшие обломки деревьев, про- должал идти. Короткие травинки пожелтели, пыльная дорога, тропы людей, жи- вотных, дорожки от телег исчезают под зарослями высоких трав. Вокруг ничего не радует глаз, словно все мертво, без души.

Рашит добрался до места, где должна быть деревня. Задние ворота картофельно- го огорода Зайнуллы- бабай и Хабили-инэй были своеобразным опознавательным знаком возле переулка, обозначающего вход в деревню. Хоть и покрылась высо- кой травой, немного приглядевшись, можно заметить слабо видневшуюся дорогу, проложенную следами коней, телег, только сейчас нет ограждений, с двух сторон раскинулось море крапивы. Наконец дошел до середины деревни. Сейчас уже не- возможно назвать ее серединой: нет середины, нет конца – одно сплошное поле.

— Тагир, нет деревни, – шепотом еле вымолвил Рашит, хотя сын отстал на ма- шине достаточно далеко. – Какая-то неведомая сила, подняв ее, унесла на небо,
Закрыть