Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 68.

67 Амир Аминев Я офицер. Когда прощались, он мне сказал, если что со мной случится, не оставляй моих детей сиротами, пригляди, сказал». – «Ай, ну так не сказал же в дом вой ти». – «Именно так. Я обещал». – «Я тебе не верю, он бы никогда так не сказал. Ты же по- сле вой ны не ко мне, сразу к Халиме пошел». – «Так получилось, навстречу вышла и увела». – «Если еще кто-нибудь выйдет навстречу, значит, и от меня уйдешь. Если вернется, как я ему покажусь?» Помолчали. «Четверо детей…» – глухим голосом сказала мама, глубоко вздохнув. «Хоть десять. Мне они не мешают. Вместе вы- растим…» – «Сейчас так говоришь, потом тесно станет, для тебя же они чужие…» Отчим пришел к ним с большим фанерным чемоданом. Когда уже полно- стью переехал, Рашит от любопытства попробовал поднять – для девятилетнего мальчика чемодан оказался легким как перышко. Внутри ничего не шелохнулось, не сдвинулось даже. Значит, с пустым чемоданом пришел! Секрет того чемодана раскроется много лет спустя, а будущий художник про себя будет называть от- чима «пустым чемоданом».

Другие «проделки» отчима Рашит тоже позже узнает. Например, отчим и се- стренке тоже, как Рашиту, сказал, вырастил тебя, хватит, давай уходи, не уйдешь, задушу. Сестренка, не выдержав ежедневных упреков, унижений, вынуждена была уйти. А сестру заставлял много работать, даже не пускал в школу в сентябре, в ок- тябре… «Пока картошку не выкопаешь, не пойдешь учиться», – говорил отчим. Оказалось, часто на маму руку поднимал.

Рашит верит объяснениям сестренки о причине прихода отчима с пустым чемода- ном. Сестренка рассказала, что отчим пришел с вой ны с имуществом, с вещами. Его жена добротную одежду, привезенную из Германии, распродала на базаре в Зилим- Караново. После того как закончилось это приданое, выгнала отчима на улицу… Однажды сестренка прислала письмо, в котором написала, что отчим ушел от матери к другой женщине из соседней деревни, а точнее – туда, где находил- ся Совет деревни в центральной усадьбе. Рашит, приехав, расспросил маму. «Не выгоняла, сам ушел. Всю жизнь как неприкаянный в каждые ворота тыкался, вот и нашел открытые», – ответила мама.

Безусловно, трудно было матери, что ни говори, привыкла жить с ним. Много скота держали вдвоем, кобылы были у них, десяток пчелиных ульев. Собирали бересту, драли лыко, поставили сруб. После того как отчим ушел, мама потихоньку все сократила, а когда ей одной стало трудно жить, по совету своих родных, Рашит продал её дом и переселил к себе.

Отчима, «ткнувшегося в открытые ворота» в соседней деревне, через несколько лет в пьяном угаре зарежет младший сын той женщины, к которой он переехал. Говорят, сидели, выпивали вдвоем, о чем-то начали спорить, и сын, схватив ле- жавший на столе нож для резки хлеба, вонзил в отчима.

Ничуть не удивился Рашит такому развитию событий. Конечно, жаль, еще жить бы тому да жить. Но что поделаешь, у каждого своя судьба… * * * Начало июля. Прогуливаясь по улице Коммунистической (ровно двадцать лет назад летом 1953 года на этом месте милиционер, поймав его, отвел в детприем- ник) – обернулся на звук: Рашит Нурмухаметов, в то время член Союза художников, стучит в окошко и подзывает: «Зайди, зайди ко мне».

— Ты свои документы сдал в институт или нет? – спросил он. – Знаю я тебя, завтра же принеси документы в институт искусств, все работы, которые есть, в этом году я открою там отделение изобразительного искусства.

3*
Закрыть