Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 203.

194 Сказки для взрослых протянул, нате, сказал, нюхайте на здоровье, кому хочется, мне не жалко. И тут с меня кто-то спрыгнул, в махорку сиганул – то ли мальчики- сверчки какие, то ли старички- паучки нагие. Я с испугу-то кисет обратно и завязал. Тут опять слышу: «Отпусти- открой». «Не отпущу, – сказал, – не открою, покуда не узнаю, кто вы такие, какого роду-племени будете, чем живете, что у меня в избе делае- те?» Мне и ответили: «Злыдни мы. Двенадцать родных братьев. С тобой живем, твоими несчастиями питаемся, сами на тебя их и насылаем. А еще соки из тебя пьем жизненные, силы последние, выпусти нас отседова, кому говорят». От- ветил я злыдням: да как же я вас выпущу, коли ни счастья у меня не осталось, ни воли за него бороться? Нет уж, сказал, покуда здесь сидите… В общем, со- брался с духом, за околицу вышел, кисет в чапыжник выбросил, чтоб никто его случаем не подобрал, и всё сразу как рукой сняло. Деньги, что потерял, в сун- дуке сыскались, пенсию, про которую за полгода и думать забыл, до последней копеечки выдали, корова яловая вдруг понесла. Ну а самое главное, здоровье мое поправилось, жить стало можно.

— Повезло, – улыбнулся Борька.

— Это да, – вздохнул дед. – А вот другие, сказывают, всю жизнь так маются. Попросились злыдни на три дня, в три года не выживешь – так у нас в таких случаях говорят.

От всего услышанного, увиденного, у Алексея Алексеевича голова кругом по- шла. Он ею из стороны в сторону помотал так, словно для новых впечатлений местечко утрясал- уминал, и попросил деда Егора рассказать о том, как ведут себя другие боженята- домовики.

— По-разному, – ответил тот. – Например, цмок – дух в виде змеи – деньги иной раз подбрасывает, корове помогает молоком налиться, урожаю опять-таки способ- ствует. От хованца тоже никакого вреда нет, один прибыток. А вот жихарь не то чтоб в дом чего принести, из дома всё вынести норовит – хорошо ребеночка нет, а то б и ребеночка вынес, не пожалел. Или взять банника – старика с плесневелой бородой. С виду вроде разумный, спокойный, а как шлея под хвост попадет, так и кипятком может ошпарить, и с кожи клок содрать, и угару в парной напустить. А сарайник? Уж до чего порядколюбив – не передать! А не понравится ему, видишь ли, как иной раз дрова уложены, поленницу развалит, а после всю ночь в сенях охает- ахает, иди, мол, хозяин, прибери за мной, совсем ходить невмочь. И овинник такой же. То без устали за порядком следит, ажно ни космы расчесать, ни сажу с рожи смыть некогда, то вдруг взбаламутится да сожжет овин вместе со всем житом.

Жалко Алексею Алексеевичу стало деда Егора. Желая утешить его – старого, бедного, несчастного, – поближе подсел, по плечу погладил. Спросил с сострада- нием, как же это он в одиночку с этими одинаково непредсказуемыми и одно- временно разными по характеру существами справляется.

Задумался дед Егор.

— Ну, добрым словом, конечно, – куда ж без доброго слова-то? Да. А вот как ты с лешим сладишь, ума не приложу.

— А что такое?

— А то, что слова доброго тут будет недостаточно – у лешего ндрав тяжелый, характер вздорный – он и нагрубить- нахамить может, и ударить- укусить не по- стесняется. Так что вот тебе мой совет – стельки в обувке перестели.

— Зачем?

— Перестели, перестели – на всякий случай. Чтоб не заплутать с ним. И лутовку возьми с собой, спрячь.

— Это еще что?

Закрыть