Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 197.

188 Сказки для взрослых Старичок- боровичок развел руками: не знаю чего. И Баба Яга, к кому леший обратился, тоже сказала: не знаю. И ендарь сказал. И оплетай. И боли-башка. И болотник. И пущевик. И моховик с боровиком. И листин с лесавками.

Все сказали: не знаем, что сказать.

— Я знаю! – раздался звонкий мужской голос.

Лесные духи удивленно огляделись – что за  звук, что за  писк? Увидали на крыльце избы Борьку – светловолосого внучка деда Егора-бобыля – несказанно удивились и возмутились: по какому, мол, праву в разговор встревает, слабый сильных перебивает.

— Не встреваю я, – ответил Борька, – помочь хочу!

— Ты прежде себе помоги! – зарычал боровик.

— Да! Придумай, как избежать наших острых клыков!

— Длинных когтей!

— Суровой веревки моей! – наперебой прокричали ендарь, оплетай, боли- башка.

Долго лесовики на все лады Борьку стращали, разными нехорошими словами бранили. И лесогубом его обзывали, и татем, и нежитем.

— Я не лесогуб, – мягко возразил Борька. – И не нежить. Я, можно сказать, со- всем даже наоборот – жив, жил и жить хочу. Поэтому предлагаю вот что… Вы нас с Алексеем Алексеевичем в город отпускаете, мы там самого большого начальника находим и заставляем его отменить приказ о вырубке леса!

Не ожидали такой наглости от людей лесные духи, не думали, не гадали, что те осмелятся хитрить с ними, заигрывать.

— Ах они такие- сякие! – возмутилась Баба Яга. – Им перед смертью былое поминать полагается, а они о будущем гадать смеют!

Обратилась к лешему, чего, дескать, стоишь- молчишь, не видишь, до какой обиды дело дошло – нас не то что домовики с полевиками ни в грош не ставят – нас уже люди ничуть не боятся.

— Вели порвать их на кусочки, останки скласть в большую бочку, покрыть ее густой смолой и бросить в яму с глаз долой! – потребовала она. – Ну же, хозяин! Вели!

«Вели! – поддержали Бабу Ягу остальные лесовики. – Бабушка дело говорит!» Не по душе лешему исполнять чужую волю, по душе во всём свою навязывать. Да только делать нечего: супротив всех попрешь – пупок надорвешь.

Сорвал он тогда с досады колпак. Оземь бросил, велел людей на кусочки по- рвать, останки в бочку скласть, покрыть ее густой смолой и бросить в яму с глаз долой.

Обрадовались лесные духи. Громким криком закричали, страшным воем завы- ли, затрясли кулаками да лапами. А только с места сдвинулась, приказ лешего вы- полнять – порвать, скласть, покрыть, бросить, – лбами в лбы домовиков уперлись.

«Не позволим! – закричали домовики. – Здесь вам не лес! Здесь наша сила, наша воля! А наша воля такова: ни внучка деда Егора, ни начальничка внучка не уступить, у себя до поры до времени скрыть».

Возмутился леший: как так? почему?

— Потому что Гамаюн наказывала им в город ступать! – ответил домовой.

— Неправда ваша! Она наказывала послать их ко мне, лешему!

— Нет, ступать!

— Нет, послать!

— Нет, ступать, ступать, ступать!

Закрыть