Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 169.

точка зрения авитаминоз Михаил Хлебников Автор благодарит Елену Погорелую за её ценные замечания и советы.

Михаил Владимирович Хлебников родился в 1974 году. Кандидат философских наук. Автор книг «Теория заговора. Опыт социокультурного исследования» и «Теория заговора. Историко- философский очерк». Публиковался в журнале «Подъем», газете «Литературная Россия». Живет в Новосибирске.

Осенью 1945 года Джордж Оруэлл опу- бликовал небольшое эссе с говорящим на- званием «Хорошие плохие книги». В нём писатель попытался сформулировать кон- цепцию второсорт- ной литературы как необходимого осно- вания литературного процесса. К ней он от- носит, в частности, сочинения Конан Дойля о Шерлоке Холмсе, попутно назы- вая десятки имён, мало что говорящих современному читателю, но пробужда- ющих несомненный библиофильский зуд. Трудно просто скользнуть глазами и не остановиться на имени Гая Бутби – автора популярных в начале прошлого века романов про таинственного док- тора Николя – очередного претендента на мировое господство, к которому он идёт с помощью своего чёрного кота, гипнотизирующего жертв властолю- бивого доктора «зелёными фосфорес- цирующими глазами». Волевым усили- ем освободимся от книжного соблазна и обратимся к объяснению природы популярности «хороших плохих книг» автором «Скотного двора».

Несмотря на скромный объём эссе, Оруэлл умудряется запутаться в своих построениях, что, в общем-то, харак- терно для него. Сначала он выделяет в качестве основной характеристики «хороших плохих книг» эскапизм, свой- ственный детективной и приключен- ческой литературе. Потом неожиданно возникает такой критерий, как отказ от «рафинированной интеллектуаль- ности», обеспечивающий успех «пло- хих книг» у широкой публики. Оруэлл ссылается при этом на пример роман «Мы, обвиняемые» Э. Реймонда, срав- нивая его с «Американской трагеди- ей» Драйзера: «Думаю, роман много приобретает от того, что автор лишь частично осознает вульгарность людей, о которых пишет, а потому он не пре- зирает их. Вероятно даже, этот роман – как «Американская трагедия» Теодо- ра Драйзера – выигрывает от грубой, скучной манеры, в которой написан; деталь наслаивается на деталь почти без какой бы то ни было попытки от- бора, и в результате постепенно соз- дается эффект чудовищной, все пере- малывающей жестокости». Проблема в том, что «вульгарность» и «отсутствие презрения к людям» не всегда высту- пают синонимами успеха. Более того, встречаются случаи, когда литератур- ная вульгарность вполне органично сочетается с крайне низкой оценкой окружающих. Пожалуйста, откройте малоизвестные сочинения популярного Михаила Веллера. Понимал это и Ору- элл, вынужденно переходя к широким
Закрыть