Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 156.

147 Лев Карнаухов тут уж проснулся и механик, пришлось и от него улепётывать.

Удивительно долго тогда длилось лето и, кажется, даже комаров не было!

Об одежде. Меня одевали тогда, как и всех: короткие штанишки на по- мочах, длинные чулки на подвязках, рубашки с длинными (чаще всего, так называемые, «ковбойки» в яркую клетку) или с короткими рукавчиками с воротничком «апаш» (мама назы- вала их «бобочкой»). На ногах летом – сандалики, в другие сезоны – боти- ночки на шнурках. Зимой – валенки (в оттепель и сырую погоду на валенки натягивали галоши), шапка- ушанка детская (без козырька), чёрная дошка из цигейки, которую подпоясывали верёвочкой на талии и длинным шар- фом под воротник. В таком виде ре- бёнок более всего напоминал пухлую плюшевую игрушку. Передвигаться самостоятельно было затруднительно, но даже в таком коконе я умудряюсь сбегать от выгуливающей меня мамы или бабушки. Но больше всего я тогда мечтал о вышитой тюбетейке, но ни- кто так и не догадался мне её подарить.

Мне уже четыре года, и я сам учусь читать и  писать, складываю слова из кубиков, рисую буквы в альбоме и тетрадках… и на стенках (надоедаю своими вопросами всем встречным), уже очень скоро читаю вывески на ули- це, стараясь говорить как можно гром- че (чтоб всем было слышно). Бабушка всячески поощряет мои усилия по ов- ладению грамотой – кормит вкусня- тиной и постоянно читает мне вслух и объясняет правила языка. Мы с ней теперь всё чаще путешествуем на ры- нок и в магазины за продуктами (ры- нок был тогда далеко, за трамвайным кольцом, в самом центре). Нужно было дойти до перекрёстка Воровского и Ок- тябрьской Революции и далее вверх, до самого трамвайного кольца. Иногда мы ходили на рынок и прямо по Пуш- кина мимо моего роддома, но, видимо, этот путь был неудобен бабушке, сей- час мне кажется, что там жила некая знакомая, которая буквально забалты- вала собеседника, рассказывая, исклю- чительно о себе и требовала к своей особе повышенного внимания.

По обеим сторонам Октябрьской – всё больше небольшие одно и двух- этажные здания с затейливыми ко- ваными козырьками над входными дверями и металлическими плитами под ними. Внизу на Октябрьской сто- ит завод Горного оборудования и по- жарная часть с вычурной каланчой, а ещё дальше – развалины большой православной церкви, заросшие бу- рьяном: там, как говорят, живут духи расстрелянных попов. Вымощена Ок- тябрьская (в разговорах взрослых сло- во «Революция» пропускалась) окру- глым булыжным камнем, потому что склон в сторону реки Белой довольно крут и в дождливую погоду спуск ста- новится весьма скользким, иногда ло- шадки там падали, поскользнувшись, кучера их нещадно хлестали кнутами и ругались. Повозки громко тарахтят по булыжнику, особенно когда они пу- сты или везут стекло, эта улица одна из самых шумных в городе.

Угол Октябрьской и Ленина, вер- нее т-образный перекрёсток, знаме- нит трамвайным кольцом и двумя зданиями в стиле «модерн» по обеим сторонам его: одно из них стало впо- Улица Октябрьской революции 6*
Закрыть