Бельские_просторы_№03_(16_марта_2020). Страница 125.

124 Литературоведение брр! – выделяет из себя какой-то жир, но совершенно упустили из виду, что он профессор, т.е. что он несколько лет думал и делал что-то такое, что поста- вило его выше миллионов людей, выше всех верочек и таганрогских гречанок, выше всяких обедов и вин» (П. IV, 273). Чехов напоминает «о справедливости, которая для объективного писателя нужнее воздуха» (Там же).

Вслед за тем он дает общую оценку рассказа Е. Шавровой «Мертвые люди»: «Тут позвольте крикнуть караул. Это не рассказ и не повесть, не художе- ственное произведение, а длинный ряд тяжелых, угрюмых казарм. Где Ваша архитектура, которою Вы вначале оча- ровали Вашего покорного слугу? Где легкость, свежесть, грация? Прочтите Ваш рассказ: описание обеда, потом описание проходящих девиц и дам, по- том описание компании, потом описа- ние обеда…и так без конца. Описания, описания, а действия совсем нет. Надо начинать прямо с купеческой дочки, на ней остановиться, а Верочку – вон, гре- чанок – вон, всех – вон, кроме доктора и купеческого отродья» (П. IV, 274). Когда почитательница Чехова Л. Авилова прислала ему два своих рас- сказа для ознакомления, писатель от- ветил ей уважительно, но честно: «<…> оба Ваши рассказа я прочел с большим вниманием. «Власть» милый рассказ, но будет лучше, если Вы изобразите не земского начальника, а просто поме- щика. Что же касается «Ко дню ангела», то это не рассказ, а вещь, и притом громоздкая вещь. Вы нагромоздили целую гору подробностей, и эта гора заслонила солнце. Надо сделать или большую повесть, этак в листа четыре, или же маленький рассказ, начав с того момента, когда барина несут в дом» (П. IV, 24-25).

Последующее резюме Чехова под- тверждено анализом конкретных про- счетов автора: «Вы талантливый чело- век, но Вы отяжелели, или, выражаясь вульгарно, отсырели и принадлежи- те уже к разряду сырых литераторов. Язык у Вас изысканный, как у стариков. Для чего это Вашей героине понадоби- лось ощупывать палкой прочность по- верхности снега? И зачем прочность? Точно дело идет о сюртуке или мебели. (Нужно плотность, а не прочность.) И поверхность снега тоже неловкое вы- ражение, как поверхность муки или поверхность песку. Затем встречаются и такие штучки: «Никифор отделился от столба ворот» или «крикнул он и от- делился от стены» (Там же. С. 25). В за- ключении письма Чехов дает совет по технологии литературного творчества: «Пишите роман. Пишите роман целый год, потом полгода сокращайте его, а потом печатайте. Вы мало отделывае- те, писательница же должна не писать, а вышивать на бумаге, чтобы труд был кропотливым, медлительным» (Там же. С. 25).

Советы Чехова ориентировали на высокую требовательность к себе, на овладение профессиональными ка- чествами литератора. Естественность ситуаций и характеров, краткость и емкость повествования, точность и обоснованность каждого слова были требованиями мастера. И он не уста- вал говорить об этом в своих письмах молодым авторам.

Оценки и советы, которые Чехов дает беллетристам, свидетельствуют о высоте требований писателя, разви- тости его вкуса, тонкости восприятия прочитанных текстов. Однажды Чехов получил книгу П. Некрохина «Идиллии в прозе» (СПб., 1899) с дарственной надписью от автора. Чехов прочитал рассказы сборника и написал знако- мому литератору М. Меньшикову о своих впечатлениях: «Это хорошее да- рование, но робкое, слабо захватыва- ющее. У сего писателя и виолончель прекрасна и талант виртуоза, но резо- нанс плохой. Надо бы пободрее и по- смелее, значительно расширив сферу наблюдений. Лучшие вещи «Странник и «Стихия», – остальные же, по тону и
Закрыть