Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 81.

80 Проза Вечером к нам заглянула его жена, тетя Гильмия. «Зачем же ты потворствуешь выдумкам моего бедолаги? Это же вредит твоему авторитету – он теперь ссылается на тебя, мол, Нурия сама читала в книге». То ли она отругала меня, то ли похва- лила – я не стала уточнять, поспешила во двор, якобы управляться со скотиной. Она тоже не стала задерживаться, ушла. Понятно, что жена переживает за мужа, чтобы не посчитали его ненормальным. Как все-таки терпеливы, добродушны наши женщины!

* * * Проснувшись, по привычке первым делом открыла занавески на окнах и вы- глянула на улицу. Еще не рассвело. Снег отливает нежно- фиолетовым цветом. Включила радио. Обратила внимание, что голос диктора звучит не как обычно. Что там еще произошло?! Оказывается, Солженицына лишили советского гражданства и приняли решение выдворить из страны за искаженное отражение советской дей- ствительности в книге «Архипелаг ГУЛаг», за клевету то есть. Посадили на самолет и отправили в ФРГ. На уроке ребята обязательно спросят, что такое ГУЛаг, новость до их ушей дошла – в деревне радио никогда не выключают. «Главное управление лагерей» – надо запомнить. В эту минуту зазвонил телефон. Это Амин-абый.

— Слышала? В свое время Троцкого выгнали из страны, а теперь Солжени- цына, – сказал он и положил трубку. А я должна ломать голову, только ли к ним двоим была применена эта мера. Чтобы отвлечься от этих мыслей, взяла в руки роман «Униженные» Зайнаб Биишевой и начала читать. Он всегда у меня под руками, хотя знаю содержание почти наизусть, часто перечитываю. Сюжет осно- ван на нашей национальной почве, поэтому близок и понятен. А как прекрасен язык автора! Богатый, мудрый, поэтичный – проникает в самую душу. Настоящая пища для ума и сердца.

В конце июля в деревню привезли фильм «Калина красная». Киномеханик крутил четыре сеанса, для детей – днем, для взрослых – вечером. В заготконторе не знали, куда складывать куриные яйца, которые меняли на деньги. Детям билет на сеанс стоил 5, взрослым – 20 копеек, а десяток яиц – 50 копеек. Дети бежали в заготконтору, приносили по одному-два яйца и шумно галдели. А в курятниках кудахтали испуганные курицы… Словом, кино взбудоражило всех.

Я привела свой класс на дневной сеанс, предупредив, что после просмотра устроим диспут. Осталась и на вечерний сеанс – Асма уговорила. Да и сама была не прочь посмотреть еще раз эту захватывающую картину.

Взрослые, конечно, на показе вели себя спокойно, не гудели, не хохотали не- впопад, как дети. Скромно посмеялись только в эпизоде, где Егор, гордо выпя- тив грудь, появился в зале ресторана со словами «Народ для разврата собрался!» и в нескольких подобных эпизодах.

При выходе из клуба Хайри-вор встретил людской поток на своей тележке и в красной рубашке в мелкую белую полоску (как у Егора). Все понимали, что он специально вышел из зала чуть пораньше и ждал там окончания сеанса. Поэтому некоторые хлопали его по плечу, другие улыбались, мол, посмотрели твой фильм. Пусть уж, свой ведь горемыка. Как учитель, и я была рада, что односельчане по- дают подрастающему поколению пример добросердечности.

А в начале октября, когда народ все еще обсуждал «Калину красную», с при- скорбием узнали о смерти Василия Шукшина. Внезапная остановка сердца. В сорок
Закрыть