Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 37.

36 Проза Ольга Сергеевна замахала руками: — Что ты, бестолковая… что ты?! Симонов кто? – начальник районной службы госбезопасности! Он ловит врагов народа, предателей Родины, шпионов и ди- версантов! И дезертиров тоже! А мы прямиком к нему?! Здасьте, мол, наше вам с кисточкой! Да если он, Симонов… если хоть как-то поможет нам, крышка ему! Никого не помилуют!

Зоя опустила голову и снова заплакала: — А как же Сергей, мама? Он не виновен! Ты же читала письмо! Ну что же нам делать?!

— Мы не знаем, насколько виновен Сергей. Покинул фронт – уже виновен. Да ещё в бою сбежал!

— Он испугался! Теперь-то он понимает.

— Нам не легче от этого. А знаешь, Зоя, права ты, пожалуй. И выхода другого, похоже, у нас нет. Расскажем Симонову. Пусть решает. Не только же «энкеведеш- ник» он. Он же и человек ещё ко всему.

Бородулины и Симоновы дружили семьями, поэтому в кабинет к районному начальнику госбезопасности Ольгу Сергеевну с дочерью пропустили запросто.

— Ага! Делегация! – человек в майорских погонах поднялся и вышел из-за стола. – О! Это что эт такое? Да на вас же лица нет! Случилось чего? С Фёдором Максимычем? С сыном?

— Семён Михалыч, у тебя говорить-то можно? – Ольга Сергеевна обеими ру- ками встряхнула протянутую ей крепкую мужскую ладонь. – Дело у нас серьёзное.

— Говори, не бойся. Садитесь. – Симонов выглянул за дверь и крикнул: – Меня ни для кого нет!

— Вот… Зоя расскажет. Давай, дочка!

Девочка рассказала о том, что приключилось с ней после школы, а Ольга Сергеев- на, порывшись в сумке, достала и протянула Симонову конверт. Тот взял его не сразу. Лицо его по мере рассказа всё больше становилось каким-то восковым, а пальцы, сцепленные в замок, стали вдруг неестественно белыми и сжались до хруста.

Дочитав письмо, он шумно вздохнул: — М-м… да!.. Задал задачку парень. Всех нас втянул, получается. Но я вижу, ты хочешь выручить его? Так ведь, Ольга?

Ольга Сергеевна не сразу узнала в стальном этом тоне голос своего давнего знакомца и друга их семьи.

— Да, Семён Михалыч, хочу. Помоги ему! Только ты теперь это сможешь сде- лать. Все мы в твоих руках.

— Ладно тебе! Про руки хоть помолчи! Плохо, что Зоя твоя всё знает. Она ещё дитя неразумное. Не понимает, насколько серьёзно всё это. Жизни теперь на кону. Наши жизни! К то-нибудь видел тебя с письмом? Говорила кому?

— Я разумная, Семён Михалыч! Никто не видел! – Зоя подняла на майора опухшее лицо и приготовилась опять разреветься. – И-и… всё я понимаю! И я ни- кому!.. Не думайте даже!

— А ну-ка! Прекратить мне тут водные процедуры! В общем, так! Мне надо сначала с парнем поговорить, узнать обстоятельства, а после этого уже и решение примем. А сейчас домой давайте. Как погуще стемнеет, и я подойду. И больше чтоб ни одна живая душа! Ясно?

Ольга Сергеевна кивнула.

Дома было холодно. Запаса травы- сушняка почти не осталось. Да разве про запас её наготовишь? Сухостой, он как порох. А в степь – уже поздно. Да и волки ещё, как стемнеет, к станице подходят.

Закрыть