Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 22.

21 Амир Аминев во дворе, умывание- одевание, строем идешь в столовую, целый день учишься, вечером – проверка по списку и отбой. Хорошо кормят. С тех пор как уехал из де- ревни, он не видел нормального питания. А здесь суп с мясом, каша с маслом, гуляш, котлеты, на выбор белый и черный хлеб и компот.

А одежда-то! Парадная форма – синяя хлопчатобумажная гимнастерка, чер- ные шерстяные брюки, иссиня- черная шинель, черная фуражка, широкий черный ремень, черные туфли. Ежедневная рабочая одежда – шерстяная гимнастерка, шерстяные брюки, прочные ботинки, теплый бушлат и халат.

Учеба – теоретические и практические занятия – давалась ему легко. Черчение, один из основных предметов в училище, показалось давно изученной наукой, ведь с малых лет он увлекался рисованием. А работа на станках – дело техники: то, что держишь в голове, нетрудно превратить в деталь.

Токарному ремеслу его обучал пожилой русский. Он ежедневно, прежде чем дать детям задание, показывал свой чертеж Рашиту, тот быстро делал набросок. Учитель демонстрировал образец остальным: «Вот он уже сегодняшнее задание выполнил, вы тоже повторите» – и на черной доске чертил детали чертежа. Ра- шит действительно работал удовольствием: пытался вникнуть в каждый чертеж, в итоге выточенные на станке детали получались в точности такими, как были спроектированы. Его хвалили, ставили в пример.

На одном из занятий мастер попросил учеников найти середину детали кру- глой формы. Пятнадцать ребят крутили- вертели её, но только Рашит сумел вы- полнить задание. Хоть и не знал тонкостей математических расчетов, но инту- итивно решил сложную задачу. Мастер оставил его после уроков и посоветовал: «Послушай, тебе надо учиться – поступить в институт и стать инженером».

Однажды он привел Рашита к себе домой.

— Сынок, – начал он, после того как они, вымыв руки, сели за стол. – Вот мы с Варварой Николаевной живем здесь. Детей у нас не было. Стареем. Видишь, дом пока – на все сто, сад есть, трехколесный мотоцикл, корова и другое имущество. Мы с Варварой Николаевной поговорили и решили тебя усыновить. У тебя и отца нет, и матери.

— У меня есть мама, родные брат и сёстры, – ответил Рашит.

— Как есть? – Голубые глаза Ивана Ивановича полезли на лоб. – В твоем «Деле» написано, что отец погиб на вой не, мама умерла от болезни.

— Отчим написал такую справку, чтобы выжить меня из дома.

— Как «написал»? Разве можно написать такое о живом человеке?

— Отчим – председатель сельсовета, печать у него.

— Да-а-а, ну и дела. А мы думали, ты круглый сирота, хотели усыновить. – Иван Иванович с горечью бросил взгляд на жену. – Вот ведь как оказывается! – Долго сидел молча. – В се-таки, сынок, подумай, наше желание искренне, раз отчим выдал такую справку, тебе там двери закрыты, домой не поедешь. Есть смысл жить у нас. Рядом строится город, скоро частный сектор вольётся в него. Если не захочешь быть с нами, квартиру купишь в городе. А после нас вот это все останется тебе.

— Нет, Иван Иванович, спасибо. У меня мама есть, родные, как я могу быть вашим сыном?

— Это верно. А дом есть у матери? Я не видел, чтобы ты ездил к ним или чтобы родные приезжали к тебе.

— Мама не может приехать, работает. Брат учится в университете в Уфе, одна сестра замужем в соседней деревне, другая живет вместе с мамой и отчимом.

— Да-а-а, дела.

Закрыть