Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 191.

182 Точка зрения При этом винить русских крестьян за самоуправство могут лишь демаго- ги и циники. Что же оставалось кре- стьянам, если правительство так и не смогло, а точнее, по-настоящему не захотело решать проблемы большей части населения? Мириться с недоеда- нием и вымиранием или попытаться решить ее хоть как-то, в меру своего понимания? Естественно, любой раз- умный человек выберет второе.

Современные антисоветские исто- рики любят поиронизировать по по- воду того, что «черный передел» ока- зался «мыльным пузырем», потому что к 1917 году помещичьи земли со- ставляли уже меньшую часть от зе- мель сельскохозяйственного предна- значения Российской империи. Ис- пуганные аграрными беспорядками помещики после революции 1905 года стали активно продавать свои зем- ли, а сельские общества и зажиточные крестьяне приобретать их, разумеется, используя банковские кредиты (кста- ти, отсюда видно, что даже «кулаки», в которых Столыпин видел опору ре- жима, были заинтересованы в унич- тожении помещиков как класса – чтоб не платить кредиты). Согласно сель- скохозяйственной переписи 1916 года «в 44 губерниях Европейской России из каждых 100 десятин посева 89 де- сятин было крестьянских и только 11 помещичьих» («Черный передел. Исто- рические расследования РАПСИ»), так что после раздела всех помещичьих земель прибавка оказалась не такой большой. Особо рьяные антисовет- чики даже «на голубом глазу» заяв- ляют, что большевики-де сознатель- но обманывали крестьян, подбивая наивных хлеборобов на бесполезный для них «черный передел». Это не пре- увеличение, на сайте РАПСИ можно прочитать буквально следующее: «На наш взгляд, большевики, наверняка владея цифрами, использовали уста- ревший лозунг именно в расчете на неведение простых крестьян, получили за счет этого их поддержку и повели тех на насильственный «черный пере- дел». Написавший это «специалист» не знает двух элементарных фактов: во-первых, большевики никогда не подбивали крестьян на «черный пере- дел», как потому что их программа как раз исключала социализацию земли, так и потому что в среде крестьянства до осени 1917 большевики не имели значительного влияния и, во-вторых, «черный передел» начали производить сами крестьянские массы, еще с марта месяца, когда Ленина даже не было еще в России.

Серьезные историки, кстати, не склонны преуменьшать значение «чер- ного передела» для крестьян. Извест- ный исследователь русской революции Александр Шубин пишет: «В результа- те раздела земель надел на одного едо- ка увеличился с 1,87 до 2,26 десятины – на 0,39 десятины, а без учёта арендо- ванной – 0,2. Это означает расширение крестьянских наделов на 21% (11% без учета арендуемой земли) при одно- временном снятии пресса арендных платежей. Это – заметное улучшение. Уровень жизни крестьян явно выи- грывал от отмены арендных платежей и расширения наделов, пусть и скром- ного. Проблемы низкой производи- тельности труда и нехватки земель это не снимало, но давало «передышку», которую можно было использовать для решения задач интенсификации про- изводства». (А. Шубин «Столыпинская аграрная реформа: как она не отмени- ла революцию») Проще говоря, «черный пере- дел», произведенный крестьянами в 1917 году, конечно, не решил аграр- ной и демографической проблем, вы- звавших за 12 лет – с 1905 по 1917 три революции, но он ослабил их остроту и дал государству историческую фору примерно в 10 лет – до 1928 года, когда в ответ на «кулацкую стачку» сталин- ское государство раз и навсегда покон- чило с демографической перегрузкой
Закрыть