Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 190.

181 Рустем Вахитов многочисленные бунты во время ре- формы 1861 года: крестьяне обвиняли чиновников, читавших им указ Алек- сандра Второго, что они скрыли ис- тинные слова царя; мол, он не только освободил их от крепости, но и велел им отдать бесплатно и общинные зем- ли, и земли помещиков. Сам факт того, что за землю, которую обрабатывали бесчисленные поколения их предков, они теперь должны платить деньги банкам, возмущал крестьян, у них не укладывалось в головах, что право- славный царь, «защитник народа» по- требовал такое. Известный писатель- народник Энгельгард, живший в де- ревне и хорошо знавший взгляды кре- стьян, писал в 1870-х гг.: «в настоящее время, – вопрос о крестьянской земле, о крестьянских наделах сделался во- просом дня … Мужики ждут только милости насчет земли…Все ждут ми- лости, все уверены – весь мужик уве- рен, что милость насчет земли будет … Царь никого не выкинет, каждому даст соответствующую долю в общей земле…».

«Черный передел» был идеологией крестьянской революции 1905 года. Об этом сообщал в письме к Николаю Второму уже упоминавшийся министр земледелия Ермолов: «Лозунгом вос- ставших … служила идея о принадлеж- ности всей земли крестьянам». Ми- нистр Витте также соглашался с ним: ««Самая серьезная часть русской рево- люции 1905 года, конечно, заключалась не в фабричных, железнодорожных забастовках, а в крестьянском лозунге: «Дайте нам землю, она должна быть нашей, ибо мы ее работники» – лозунг, осуществления которого стали доби- ваться силою». Будущий глава Вре- менного правительства князь Львов сообщал то же самое: «Каждый мужик был в душе глубоко уверен, что рано или поздно, так или иначе помещичья земля перейдет к нему … Он глядел на барскую усадьбу как на занозу в своем теле».

Как только в феврале (марте) 1917 разнеслась весть, что царь отрекся от престола, в деревне снова началась аграрная революция. В глазах крестьян единственным легитимным правите- лем был православный монарх. Ми- нистрам и комиссарам, избранным Думой они подчиняться не собирались. Историки утверждают: «Темпы нарас- тания «аграрных беспорядков» были впечатляющими: если в апреле ми- нистерство земледелия насчитывало 205 таких случаев, то в мае уже 558, а в июне 1 122. Затем с 1 сентября по 20 октября было зафиксировано более 5 тысяч случаев захвата помещичьих земель. Очень часто дезертиры при- ходили домой со своим оружием и по- тому вели себя в этих акциях особенно дерзко». Но это было только начало: «Осенью масштабы подобных «бес- порядков» перерастают рамки отдель- ных селений. Так, 11 сентября Совет крестьянских депутатов Тамбовской губернии принял решение о передаче в собственность сельских крестьян- ских общин всей помещичьей земли в губернии вместе со всем инвента- рем и соответствующим хозяйствен- ным имуществом.» («Черный передел. Исторические расследования РАПСИ»).

К ноябрю 1917 «черный передел» в России был завершен. Вековая меч- та крестьян сбылась – помещичье землевладение было ликвидировано. Всей пахотной землей стали распоря- жаться общины. Принятый на 2 съезде Советов декрет о земле (кстати, со- ставленный эсерами по крестьянским наказам) лишь легитимизировал уже произошедшее. Следует заметить, что большевики опирались на совершено иную агарную программу, не совпадав- шую с крестьянской. В годы «военного коммунизма» отношения между боль- шевиками и крестьянами были отнюдь не благостными. Однако когда кре- стьяне увидели, что «белые» требуют возвращения земель помещикам, кре- стьяне выступили за Советскую власть.

Закрыть