Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 175.

166 Публицистика нала Фаиза, и я крикнула: «Мама, это Фаиз!». Он строем вел солдат из окру- жения, врачевал, выносил с боевыми товарищами раненых из мест боевых действий. Лицо такое мужественное, серьезное и такое родное. Я впервые увидела реалии той обстановки, в ко- торой он находился… Даже смотреть сам фильм было страшно, тревожно и больно за солдат, за их матерей, – го- ворит Ильнира Разяповна.

В мае 1995 года Фаизу Гафурови- чу дают небольшой отпуск. Он сразу едет домой, к родителям в Кугарчи. Здесь узнает о двух письмах, написан- ных Ильнирой из Салавата несколько лет назад. 19 мая, в День пионерии, в военной форме, в звании капитана, с цветами в руках появляется на поро- ге квартиры молодой девушки. И с тех пор они не  расставались. Ильнира Разяповна решила: где муж, там и я! Поехала вместе с молодым супругом на границу. Врачей в частях не хва- тало. Ее определили как врача общей практики. До 1999 года, до расформи- рования части, она делила с мужем все превратности судьбы.

НЕОБЪЯСНИМАЯ ВОй НА Вспыхнувшая в 1992 году граждан- ская вой на между разными кланами в Таджикистане была на руку прежде всего внешним силам, особенно с уче- том того, что именно через Афгани- стан и Таджикистан шел основной путь наркотрафика в Европу. СССР уже год как развалился. Немногочисленным пограничникам нужно было помочь закрыть границу. Для подмоги им были переброшены десантники и отдель- ная разведывательная рота. Мрачные, непонятные были времена. Прорывы границы и обстрелы стали постоян- ными. Как доктору и солдату в одном лице, Фаизу Халитову по несколько раз в сутки приходилось пересекать таджико- афганскую границу. Бывало, вместе с разведротой подолгу коле- сил по горным тропам, жил в пеще- рах. В этих достаточно длительных командировках он многое повидал, зачастую держал в  руках не толь- ко скальпель, но и автомат, садился за штурвал бронетранспортера, ко- мандовал десантным подразделением в бою. Сколько он перетаскал на своих плечах по бесконечной горной мест- ности солдат: сначала раненых, потом убитых… Сколько минных троп прой- дено и сколько боев принято было их разведротами – также не счесть.

— Не успеваешь прибыть в сан- часть, уже за тобой посылают вертушку или БТР. Не знаешь, в какую сторону горных ущелий ты полетишь или прие- дешь, знаешь одно: нужна помощь, на- шим солдатам, они ждут, молятся. Враг не спал ни днем, ни ночью. Это была необъяснимая вой на, – говорит мой со- беседник. – К вой не тоже привыкаешь, оказывается. Там смерти не боятся, просто о ней не думают, нет времени. Здесь есть приказ, и ты должен его вы- полнить. Самое страшное в этом то, что вой на становится работой.

Специфика его службы была в том, что приходилось принимать раненых в санчасти, оперировать их сутками, без сна и отдыха, и он это осиливал в силу своей стойкости характера, нередко проводил операции непосредствен- но в районе боевых действий под не- прерывным минометно- снайперским огнем.

— Знаете, что самое главное для медиков на вой не? Остаться в живых. Не столько для себя, сколько ради со- служивцев – кто им тогда окажет по- мощь? – говорит он.

Уставал ли? Для него такого поня- тия просто не существовало. В санча- сти первой помощницей во всем была жена, понимающая мужа с полуслова, с одного взгляда. Сколько ими спа- сено солдатских жизней?! Они про- явили себя на удивление стойкими, смелыми и инициативными офице-
Закрыть