Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 120.

119 Виктор Хрулёв но легкая и которая прочтется с ин- тересом. Другой рассказ безграмотен, сделан по-бабьи и аляповато, но есть фабула и некоторый перец. Я, как уви- дите, сократил его вдвое. Оба рассказа печатать можно» (А. С. Суворину 30 но- ября 1891 г. П. 4, 307).

А вот суждение Чехова по поводу текста любительской пьесы, которая была написана лет двадцать назад: «1) По нынешним временам, она очень длинная, и сократить ее трудно; моно- логи, пожалуй, сократить можно, но 18 явлений, сударь мой! Это в одноактной- то безделушке!» (А. С. Киселеву 3 дека- бря 1891 г. П.IV, 311).

Чехову присылали рукописи даже неизвестные ему люди, и он, по воз- можности, помогал им. Подчас эти хло- поты вызывали у него обескуражен- ность бесцеремонностью просителей и архаичностью изображения: «Вчера какой-то, по-видимому, очень моло- дой человек, прислал мне из Воронежа рукопись листов в 40, мелко исписан- ную. Роман. Название очень новое: «Нищие духом». Умоляет юный автор прочесть и написать ему свое мнение. Можете представить мой ужас! Стал я ночью перелистывать роман, а там все честное прошлое, служение на- роду, общность интересов, заходящее солнце… Другой, но уже не юный, а от- ставной полковник, принес мне две рукописи: «Непрошенные цивилизато- ры, или Плоды невежества» и «Знаме- нитый извозчик». Во второй рукописи изображен идейный молодой человек, который по нужде пошел в извозчики (укор равнодушному обществу <…>); ну, извозчик сидит на козлах и разго- варивает со своими седоками о Марксе, Бокле и логике Милля» (А. С. Суворину 3 декабря 1891 г. П.IV, 313–314). Чехов вышучивает манеру, которая суще- ствовала в 1860-е годы и которая ис- черпала себя в его время.

Переписка с  А.  Сувориным по- казывает, как дотошно Чехов отно- сился к произведениям друга и как тщательно продумывал свои рекомен- дации по доведению этих произведе- ний до завершенности. Он становил- ся как бы с о а в т о р о м рассказов и беспощадно отбрасывал все лишнее, необязательное для сюжета и правды характеров.

Личные симпатии и дружеские от- ношения отклонялись, когда Чехов да- вал оценки творчеству друзей и зна- комых. Его требовательность была неизменна. Притом он стремился под- держать любое дарование и предлагал конкретные пути исправления про- счетов. Чехов симпатизировал В. Гиля- ровскому – писателю, поэту, журнали- сту. Колоритный беллетрист, который «уходил в народ», скитался, был бурла- ком на Волге, актером, солдатом. Его первая книга рассказов «Трущобные люди» была уничтожена цензурой. Че- хов, ознакомившись с единственным сохранившимся экземпляром, отметил мрачность и беспросветность общего впечатления. В письме А. Плещееву он сообщал: «Радуюсь за Гиляровско- го. Этот человечина хороший и не без таланта, но литературно необразован- ный. Ужасно падок до общих мест, жал- ких слов и трескучих описаний, веруя, что без этих орнаментов не обойдется дело. Он чует красоту в чужих произ- ведениях, знает, что первая и главная прелесть рассказа – это простота и ис- кренность, но быть искренним и про- стым в своих рассказах он не может: не хватает мужества <…>» (А. Н. Пле- щееву, 5 или 6 июля 1888 г. П. II, 293).

7 Чехов считал, что литератор дол- жен соотносить свои возможности с ж а н р о м, который он избирает для реализации замысла. Одно дело – рас- сказ, другое – повесть, а третье – ро- ман. Каждый из них предъявляет свои требования к автору, и необходимы профессиональная подготовка и вну-
Закрыть