Бельские_просторы_№02_(17_февраля_2020). Страница 115.

114 Воспоминания Если прибежишь на берег рано утром, то можно наблюдать всю картину с са- мого начала. Сначала поверхность льда безмятежно ровная, только око- ло берегов лёд уже истаял, размытый ручьями, сбегающими в реку. Все на- ходящиеся на высоком правом бере- гу прислушиваются к глухим низким звукам, прилетающим с верхнего те- чения, – там солдаты- сапёры взры- вают ледяные поля и заторы, иногда даже используют авиацию и бомбят реку. И вот вдруг по льду начинают змеиться длиннющие трещины, лёд лопается с грохотом сразу во многих местах, и вся эта масса вдруг приходит в движение: ледяные поля вращаются, встают на дыбы, налезают друг на дру- га, раскалываются на более мелкие льдины, и вот уже между льдин видна чистая почти чёрная вода. Вся эта мас- са скрежещет и грохочет. После того, как этот лёд уплывает, совсем нена- долго вода очищается, и почти сразу появляются первые льдины с верхнего течения и даже целые ледяные поля почти во всю ширину реки, они на- лезают на берега, крошатся с громким скрежетом, раскалываются на отдель- ные льдины, по реке мимо нас вместе с льдинами плывут брёвна и доски, сорванные с причалов суда, домашние животные и даже целые строения – сараи или целые домики, ещё и куски бывших дорог, и множество мелкого и крупного мусора. Животных обыч- но спасают «деды мазаи», а брёвна и остальное растаскивают на топливо прибрежные жители.

Ледоходов обычно бывает два, с интервалом в двое суток – по Белой и с Уфимки. Сразу после ледохода мост восстанавливают, и по нему опять не- скончаемым потоком ползут подводы и редкие в ту пору автомобили. Всё это воинство грохочет, кричит, ругает- ся, бибикает и ржёт, утопая в облаках светло- серой пыли. Пыль эта, когда опускается по обочинам, мелкая и уди- вительно ласково- мягкая, вечерами тёплая и так приятно пролезает между пальцев моих босых ног.

По нашей улице всё время провоз- ят что-нибудь невиданное: однажды везли огромную рыбу – только что вы- ловленного осетра, который не вошёл в грузовик полностью, и хвост рыбины волочился по булыжникам и чмокал. За грузовиком бежала толпа. В ту пору на Волге не было плотин, и осетры ча- стенько заплывали даже выше Уфы. Только попадались они рыбакам из-за своих размеров редко.

Часто по нашей улице проезжа- ли на телегах странные люди, кото- рые собирали всяческий хлам, мусор и утиль, постоянно крича: «Старьё бе- рём!» За принесённое старьё полага- лись игрушки или хозяйственная ме- лочь (иголки, нитки, ножи, напёрстки и т. п.). У них были какие-то особенно громкие дудки. Мне доверяли таскать этим дядькам домашний мусор и ста- рые тряпки, и я всегда брал расписные глиняные свистульки, которые свисте- ли, когда в них нальёшь воду. Бродили мастера- точильщики со своими нож- ными станками, крича: «Точить ножи, ножницы!» Им выносили требуемое, а мы зачарованно смотрели на снопы искр, вылетающих с камня. По керо- синовым лавкам в сильно пахнущих бочках развозили керосин. Сибаевы с большим мятым узкогорлым бидо- ном, заткнутым деревянной обмо- танной тряпкой, раз в неделю ходили за керосином для всех домашних нужд в лавку в полуподвале на улице Ок- тябрьской в квартале от нашего дома, дверь там была железная, с толстой железной полосой поперёк, она за- пиралась на огромный висячий замок.

На длиннющих телегах, запряжён- ных толстоногими «богатырскими» конями, ездили к пристани по нашей улице ломовые извозчики, назад они везли либо длинные толстенные брёв- на, либо какие- нибудь негабаритные конструкции. Грузовые автомобили были представлены «полуторками»
Закрыть